Мечта сбывается, или Увидеть Париж и победить

Алексей Колчин настроен проехать 1200 км по Беларуси — от Буга до Днепра

«Велосипед — это стиль жизни», — частенько можно услышать от «наездников». Действительно, даже зимой нет-нет да и увидишь мелькнувшего двухколесного «коня». Что уж говорить о лете, когда от велосипедистов порой в глазах рябит. Обойти их стороной было бы, знаете, невежливо. Поэтому мы открываем цикл о тех из них, кто успел отличиться и обещает покорить новые вершины.

Бревет, ведмед!

Алексей Колчин ездит на велосипеде со школьных лет, когда двухколесный, по его словам, был важной частью жизни любого советского ребенка, одним из немногих доступных развлечений. С тех пор он успел получить специальность инженера-электрика, политолога, начать работать в правозащитном секторе. А велосипед из доступного развлечения превратился в хобби и даже мечту.

— Первое время ездил больше по неасфальтированным дорогам, — рассказывает Колчин. Но позже интересы сместились в сторону шоссейного велотуризма. Первый заезд на длинную дистанцию — бревет — проехал в Могилеве в 2017 году. 200 км оказались мелочью, а вот 400 км — вещь нетривиальная.

О легендарной гонке «Париж-Брест-Париж» Алексей слышал давно. Идея поехать на супервеломарафон в августе 2019 года сначала показалась безумной. На подготовку к 1200-километровому марафону с лимитом времени 90 часов оставалось не так много времени. Но он начал сдавать квалификационные бреветы для допуска к гонке. За сезон-2019 последовательно проехал 200, 300, 400, 600 км, затем заплатил взнос 110 евро и — вперед во Францию.
Кстати, шоссейного велосипеда у него не было, поэтому трассу одолевал GT-гибрид.

Увидеть Париж и умереть?

Могилев и Париж сравнить трудно. В последнем и население куда большее, и количество туристов, и трафик посерьезнее. Тем не менее, это не мешает властям французской столицы выпустить на дорогу велосипедистов и самокатчиков: одна полоса — автомобилям, другая — общественному транспорту и им. На пешеходных улицах также нет запрещающих знаков. Велосипедист на дороге во Франции — нормальное явление, его не воспринимают, как помеху.

— Мне запомнились дорожные знаки, которые предупреждают, что по дороге ездят рандоннеры — велосипедисты, которые участвуют в заездах на длинные дистанции. И еще таблички с указанием способов объезда и расстояния, на котором можно обгонять велосипед. Это показывает отношение со стороны местных властей.

Маршрут марафона прокладывался так, чтобы избегать скоростных и перегруженных трасс. Дорога представляла собой бесконечные подъемы и спуски, по итогам которых набор высот составлял почти 11 километров.

— Первые 200 км пролетели в адреналиновой эйфории. Ночная Франция проносилась мимо, в теле — ни намека на усталость, сон, вопреки опасениям, не забирал.
Впрочем, рандоннерам было не до красот природы и архитектуры.

Просто праздник какой-то

Ответ Алексея на вопрос, что произвело самое сильное впечатление на марафоне, может показаться неожиданным: отношение людей.

Местные жители приветствовали велосипедистов аплодисментами и криками «Алле!», предлагали воду, кофе и домашнюю еду, за которую можно было расплатиться улыбкой. Детишки подставляли руки — и все замурзанные веломужики хлопали по ладошкам.

— Особенно запомнилась семья, которая глубокой ночью в глухой деревне вынесла столик с бесплатными угощениями, чтобы поддержать гонщиков.
Местные жители выставляли вдоль маршрута плакаты и даже самодельные инсталляции. Чувствовалось, что для них это тоже праздник.

Что такое не везет, и как с ним бороться

Когда ты сделал все, для того чтобы осуществить мечту, — не до страха. Вот и Алексей не запаниковал, когда вечером перед стартом расклеилось седло:

— Я знал, что все равно поеду, с седлом или без. Хотя стартовать на 1200 км на новом агрегате — не лучший вариант. Поэтому купил клей и…

На этом «везение» простого велотуриста — как он сам себя называет — не закончилось. Перед стартом в Париже он проколол колесо… три раза за один день!

— Это был хороший знак, — смеется Алексей. — Испугавшись, я взял с собой в дорогу пять камер! Когда едешь на большие дистанции, рассчитываешь только на себя.
Не испугало нашего героя и «драматическое падение температуры». Вместо обещанных прогнозом одиннадцати градусов термометр ночью показывал плюс два, кое-где в низинах виднелся иней. Для рандоннеров, одетых в шорты и майки, капризы природы стали серьезным испытанием. Проблема была не столько в холоде, сколько в том, что, когда порой получалось разогнаться до 60 км/ч, продувало насквозь.

— В последнюю ночь я остановился выпить кофе в кафе и увидел там полку с постерами. Окончательно продрогнув, взял картонки и напихал их на грудь. К утру холодало еще сильнее. Падала скорость, возможности организма исчерпывались — появилась опасность вовремя не успеть к финишу.

Радость со слезами на глазах

«От Парижа до Бреста и обратно» — приключение, если его можно так назвать, не из легких. Четверо суток без сна и лишь полтора часа отдыха на контрольном пункте. Мозг, измученный бессонницей, отказывался воспринимать окружающее как реальность. Невозможно было понять, спишь ты или бодрствуешь. Алексей все время находился в борьбе за сознание. Одним словом, «извращение». Это слово за чашкой горячего чай обронил и сам марафонец.

— На пути к финишу я засыпал за рулем велосипеда, а до места назначения еще нужно было проехать 80 км за 5 часов. Тогда я понял, что нужно взять себя в руки и давить на педали. Добравшись до Дре, я боролся со слезами: понял, что успеваю. Немного отдышался и — дальше, в Рамбуйе.

На финише Алексею было не до победных криков. Но когда пришел в себя, понял, что сделал это: проехал 1200 км за 89 часов, 4 минуты, 10 секунд.

— Первая мысль была: мечты больше нет, я ее достиг. Надо начинать жизнь заново.
И Алексей начал. Готовиться к новому сезону. Настроен проехать 1200 км по Беларуси — от Буга до Днепра. И… потихоньку начинает мечтать о «Париж-Брест-Париж-2023».

Диана Вопсева
Фото из архива героя и Павла Савельева

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Belarusian BE English EN Russian RU