Простые вещи от Юрия Романова: искусство жить на Земле

«Бьет, значит, любит». Даже прожженные эрудиты не сразу скажут, откуда пошло это выражение. Кто-то кивает на Библию, кто-то — на «Коран», кто-то — на «Домострой». Но большинство сходится во мнении: тянется этот след со времен самого что ни на есть замшелого патриархата. Когда мужчина был для женщины — царь, Бог и воинский начальник, а женщина, напротив, была ноль без палочки.

Казалось бы, с тех давних пор все переменилось. И мужчина-охотник далеко не всегда добытчик, опора и надежда. Скорее поигрывает мышцами пивного живота, чем бицепсами. И женщина-хранитель далеко не всегда домашнего очага и семейных ценностей. Скорее делает успешную карьеру, чем «у детской кроватки тайком…» Короче, мужчина-стриптизер и женщина-президент — не то, что не новость, так даже не вчерашняя. Вместе с тем по-прежнему нередко во взаимоотношениях мужчин и женщин битие определяет сознание.

В последнее время борьба против домашнего насилия принимает характер кампании. Стоит ли удивляться? Статистика утверждает: каждый год в Беларуси за истязание родных, систематическое нанесение им побоев под суд отправляются больше трех сотен скандалистов. Больше ста человек погибают от рук близких людей. На минуточку — каждое четвертое убийство. Кто-то бросит на это традиционное, на все времена: «Это все — водочка!» Что у трезвого — на уме, то у пьяного — на кулаке? Не работает, говорит статистика! Агрессию проявляют как пьяные, так и трезвые.

Тут можно привести слова Мэрилин Монро: «Сильный мужчина не нуждается в том, чтобы самоутверждаться за счет женщины, имевшей слабость его полюбить. Ему и без того есть где проявить свою силу». Вот, привел. И даже поставил точку. А напрасно. Мы все время ведем речь о мужчинах-агрессорах. Но учитывая, что, говоря о насилии в семье, имеют в виду не только физическое, но и психологическое, и экономическое, можно поговорить и о женщинах. По некоторым данным, на насилие с их стороны жалуется каждый десятый белорусский мужчина! Просто о женской агрессии говорить стесняются.

Хотите поговорить об этом? Не сегодня. Это я ввел вас в заблуждение. Разговор у нас о другом.

В современном мире традиционный институт взаимоотношений между полами переживает серьезный кризис. В отдельных местах земного шара уже каждый шестой предпочитает строить семью с представителями своего, а не противоположного пола. «Традиционалисты», говоря о причинах этого, нередко склонны употреблять такие слова, как «извращение», «болезнь». «Я сам, брат, из этих», из «традиционалистов». Как в анекдоте:

— Знаешь, а я — лесбиян!

— В смысле?

— В смысле, женщин люблю!

Мало того, я еще и христианин. Так что не могу считать однополые браки нормой. Но есть у меня одно подозрение. Подозреваю, что в тех же «отдельных местах земного шара» женщины и мужчины так достали друг друга взаимными придирками и непонятными требованиями, что окончательно утомили друг друга. И перешли к общению (и, sic!, семейной жизни) только со «своими», всегда понятными и понимающими. НО! Разговор наш — не о меньшинствах и большинствах, как кто-то мог подумать. Это я вновь вас заблудил.

Есть у меня один фильм — из любимых, «Досье детектива Дубровского». Не буду утомлять подробностями, как Яков Штерн из книги превратился в кино в Родиона Романовича Дубровского. Но одной подробностью утомлю.

Чита. Следователь Колапушин беседует с психотерапевтом Сократовым, которого подозревают в том, что он — серийный маньяк-убийца. Колапушин, узнав, что жена приходила на прием к психотерапевту, рассказывает, из-за чего у них едва не дошло до развода.

— Не вытирает крошки со стола! Противно на кухню заходить! Я ее просил-просил, просил-просил. Она — в истерику: «Что, мол, такого — крошки?!» Знаете, чем дальше, тем противней и противней. А теперь (после визита к Сократову) все вытирает, и крошки, и пылинки. И без всякого напоминания.

— Типичный случай.

— А как у вас получилось? Я полгода не мог добиться?

— Все просто. Ваша жена действительно считала, что крошки на столе — не повод для ссоры.

— Ну не дура, а?

К этому диалогу мы еще вернемся. А сейчас развернем — ситуацию и течение беседы.

Похоже, для многих мальчиков и девочек в возрасте от 12-ти до 80-ти любимые слова — «бесит» и «раздражает». И очень часто они имеют отношение к спутнику жизни. Сходим за примерами?

Заблудились в незнакомом месте? Женщина спросит, как найти дорогу, у первого встречного. «Ну, не дура, а?» Мужчина будет до победного искать дорогу самостоятельно. «Ну, не баран, а?» Нет. Не дура. Не баран. Вернувшись ненадолго к следователю Колапушину и психотерапевту Сократову, услышим:

— Ну не дура, а?

— Нет. Просто у вас разные системы восприятия. У вас доминирует визуальный контакт, а у нее — осязательный.

Слышали выражение: женщины — с Венеры, а мужчины — с Марса. Это можно было бы посчитать поэтическим образом, если бы две половины человечества не отличались друг от друга — решительно, порой кардинально. Сыграем в распространенную игру «Найди десять отличий»?

«Найди 10 отличий»

Мужчины никогда не путают право и лево. Девять из десяти найдут выход из любого лабиринта. Для девяти из десяти женщин — это проблема: у женщин слабо развито ощущение пространства. Что дает мужчинам повод поговорить о «топографическом кретинизме».

Четыре из пяти женщин не в состоянии «достойно» припарковать машину. Для девяти из десяти мужчин это не проблема. Зато женщины-водители гораздо реже попадают в аварии.

А все потому, что мужчины и женщины по-разному видят! Первые — четко и ясно перед собой, далеко вперед. У них туннельное зрение. Они лучше видят ночью, точнее определяют расстояние до предметов, могут разобрать самый мелкий почерк. У женщин лучше развито периферийное зрение (у некоторых — до 180 градусов!) Так что женщина, в отличие от мужчины, может видеть многое, даже не поворачивая головы. Кстати, поворачиваем голову мы тоже по-разному. У женщин более гибкая шея. Поэтому, чтобы обернуться назад, им нужно повернуть только голову, а мужчинам — весь корпус. А еще из-за узкого поля зрения мужчины часто не могут найти вещь, которая, с точки зрения женщины, лежит на видном месте.

Женщины и цвета различают гораздо лучше. Говорят, до ста миллионов оттенков. Как по мне, так это слишком много. Но уж красный с зеленым не путают, дальтоников среди них нет.

Женщины великолепно различают звуки в области высоких частот. Плач младенца или мяуканье котенка услышат моментом. В то время как мужчина может абсолютно не реагировать на плач ребенка в соседней комнате. Не из-за толстокожести, из-за особенностей слуха. Зато мы лучше понимаем, откуда идет звук!

О толстокожести. Кожа женщины в десять раз чувствительнее. И стареет раньше. Кожа мужчин значительно толще (на спине — в 4 раза толще, чем на животе). Поэтому на ней меньше видны морщины. А если мужчина занят делом, то чувствительность кожи падает еще больше, и он почти не чувствует боли.

Мужчины лучше чувствуют горькое и соленое (вот, пиво!) Женщины более тонко ощущают сладкое (да, шоколад). В принципе, женщины обладают более острым и тонким вкусом.

Это же относится к обонянию. Говорят, они чувствуют даже запах… феромонов! И способны расшифровать запах мужчины: крепкий ли у него иммунитет. Если иммунная система женщины — слабее, она сочтет мужчину сексуально привлекательным.

Теперь можно перейти к кардинальному отличию — о восприятии окружающей действительности.

Женщина воспринимает ее «комплексно»: расшифровывает словесные, визуальные, обонятельные сигналы. Входя в комнату и видя людей, быстро определяет, кто в мире, кто в ссоре и кто как себя чувствует. Не зря женщины переносят взгляд с лица на тело говорящего. Мужчина, общо говоря, воспринимает мир визуально и логично. Фокусируются на губах собеседника. Скрытые «сигналы» ему не прочитать. И, sic!, он не поймет, что женщина обижена, пока она не скажет об этом.

Речь мужчин отличается обилием терминов и богатым запасом слов. Женщины в речи опираются на интонации и эмоции. Кстати, именно поэтому достаточно легко распознают, когда мужчина им врет. Женщина без труда произносит до 8000 слов в день, использует до 3000 звуков и до 10000 жестов. Связь между разговором и отношениями для женщин совершенно естественна. Поэтому они — прекрасные адвокаты, преподаватели и воспитатели. Мужчина произносит в день до 4000 слов, издает до 2000 звуков и делает до 3000 жестов. Женщина говорит с собеседником. Мужчина чаще — с самим собой.

Женщины способны выполнять несколько задач разом: варить суп, говорить по телефону, делать уборку. Или вести автомобиль и одновременно разговаривать. Мужчина способен концентрироваться только на одном занятии. Если он читает, бреется, смотрит телевизор, что-то ремонтирует, то почти ничего не слышит!

Когда у женщины проблема, она должна ее «проговорить» — с мамой, подругой, мужем, с кем угодно! Написать эсэмэску, пост в соцсети. И ей становится легче. Мужчина должен отвлечься от неприятностей, полежать, помолчать. И лишь когда напряжение ослабло, начинает искать решение. Причем ему нужно его найти самостоятельно, без советчиков.

Женщины «не умеют» пить: в их организме вырабатывается меньше фермента, перерабатывающего алкоголь. Зато и алкогольная зависимость у них встречается реже.

Ой, мало ли между нами различий! Навскидку

* Когда женщина идет в магазин, то составляет список и покупает, что намечено. Для мужчины поход в магазин — это квест.

* Девять из десяти женщин вымоют посуду сразу после еды. Восемь из десяти мужчин оставят ее «на потом».

* Бросая что-то, женщина отводит руку назад, а мужчина — в сторону.

* По горячему песку женщина идет на цыпочках, мужчина — на пятках.

* Женщины затыкают уши пальцами, мужчины закрывают ладонями.

Отличий набралось гораздо больше, чем десять? Несомненно. Их вообще-то гораздо, гораздо больше. Но суть нашей сегодняшней беседы совсем не в том, что женщины и мужчины — разные. Это банально. Я же хочу вырулить пусть и к банальности, но совсем другой. Поэтому в очередной — и последний раз — вернемся к диалогу Колапушина и Сократова.

— Ну не дура, а?

— Нет. Просто у вас разные системы восприятия. У вас доминирует визуальный контакт, а у нее — осязательный.

— Ну и?..

— Потом произвел наложение ваших систем. Спросил, есть ли у нее любимая ночная рубашка. Она сказала, что есть.

— …итальянская, ползарплаты оставил!

— Если хотите понять, говорю я ей, что чувствует ваш муж, видя крошки на столе, представьте, что вы надели эту рубашку перед сном и чувствуете, ощущаете лопатками: к ней прилипли хлебные крошки. Ей чуть дурно не стало.

«Типичный случай», — сказал Сократов Колапушину.

Вот оно! Самое главное — не в том, что мы, мужчины и женщины, — разные. А в том, что различия между нами чаще всего — НЕ прихоть! Лишь отчасти они определяются историей, воспитанием, социальными ролями. Причем, с моей точки зрения, эти воздействия — минимальны по сравнению с различиями в физиологии, в частности, в устройстве и работе мозга. У женщин оба полушария работают одновременно, у мужчин — лишь одно из двух. У женщин больше нейронных волокон, соединяющих полушария. И так далее. Шире при желании можно с этим познакомиться в Мировой паутине.

НО! Это именно что «самое главное». А сказать я все-таки хотел о другом, о самом важном.

Самое важное — не то, что мы отличаемся друг от друга. А то, что, вместо того чтобы концентрироваться на различиях, их нужно преодолевать. Осознавать их. Не забывать о них. И, вспоминая, стараться прийти к компромиссу, найти точки соприкосновения. Проще говоря, разговаривать нам надо друг с другом, непременно и постоянно. Не надеясь, что «и так поймут» и «само рассосется». И тогда и выходцам с Венеры, и выходцам с Марса будет комфортно жить на Земле.

 

 

 

 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here