Война и мир Михаила Лошнеца

Великая Отечественная унесла миллионы жизней, искалечила многие судьбы. Обожгла жарким пламенем и подростков, взваливших на свои неокрепшие плечи судьбу огромной страны. Об одном из них наш рассказ.

Миша родился 16 февраля 1930 года в д. Ясновка Руденского, теперь Пуховичского района.
­

— Первый день войны я застал в Минске, куда нас привезла после окончания 4­-го класса учительница Зинаида Игнатьевна Савич. Сходили в краеведческий музей, в парке Горького посмотрели цирковое представление. Там и узнали, что началась война. Нас сразу же повезли на вокзал. Только выехали — налетели вражеские самолеты и сбросили бомбы. Взрывы были сильные, но в состав не попали. А вот пулеметные очереди прошили вагон: появились раненые и убитые. Доехали до станции Седча, а оттуда в Ясновку шли пешком.

Отец Миши, Николай Тарасович, знал не понаслышке, что такое война. Участник Гражданской, инвалид, он не ждал, когда грянет гроза, а заранее сделал для семьи землянку за деревней. Да и в доме был хороший подвал, где можно было спрятаться всей семьей от пуль и снарядов.

Мимо деревни проходили поредевшие части Красной Армии — шли, понурые, отступая от наседающего врага… А вскоре через деревню в сторону Руденска поехали немцы на мотоциклах. Затем появились и машины с солдатами. Люди, видя, что их не трогают, стали выходить из укрытий, потянулись на речку — купаться. Вдруг к пляжу подъехали мотоциклисты, дали пулеметную очередь. Купающихся было много. После выстрелов их буквально вынесло на берег. Немцы построили всех, по прическам определили военнослужащих­-окруженцев и забрали, остальных отпустили…

Через пару месяцев из Минска, где работал до войны, вернулся старший брат Николай, которому было 18.

— Когда немцы стали агитировать молодежь идти служить в полицию или работать на железную дорогу, он связался с партизанами. Отец поддерживал с ними постоянную связь. Весной 1942-го был создан партизанский отряд «Победа» во главе с Анатолием Михайловичем Олейником. Во время диверсии на авторемзаводе в Минске он был схвачен фашистами и приговорен к расстрелу, но во время перевозки к месту казни бежал. За поимку Олейника фашисты объявили награду: за мертвого — 25 тысяч немецких марок и хутор с наделом земли, а за живого — в два раза больше.

Постепенно численность отряда за счет окруженцев и местного населения увеличивалась. Появилась связь с Большой землей. Отряд получил имя Калинина.
Отец Миши регулярно давал сыну поручения, предупреждая об осторожности: если поймают — расстреляют всю семью. Первым заданием было узнать, почему нет разведданных для партизан от подпольщиков со станции Седча.

— В трех километрах от нашей была деревня Пережир, она выходила к станции. Пришел, вижу, возле указанного отцом дома — толпа людей, а в стороне лежит мужчина. Его допрашивали, лицо превратилось в кровавое месиво: били прикладом по голове… Я сильно испугался — от мысли, что немцы могли и со мной так поступить… Не помню, как дошел домой, долго не мог успокоиться…

Оказывается, несколько человек, которых посылали на явку, не вернулись. Миша видел одного из убитых связных.

Второе задание было посложнее. Партизаны готовили разгром немецкого гарнизона. Он был хорошо укреплен, в нем насчитывалось 40 немцев и 40 полицейских, а охраняло его семь постов. Мише доверили разведать положение и вооружение постов. Задание подросток выполнил успешно.

В новогоднюю ночь 1942-го бойцы отряда им. Калинина под командованием Петра Сачка разгромили гарнизон. Захватили большие трофеи: 23 винтовки, 5 ящиков гранат, 8 тысяч патронов, 28 пулеметных дисков, 15 повозок с лошадьми, 25 мешков муки. Взяли в плен коменданта гарнизона и нескольких полицаев.

Немецкая агентура стала искать тех, кто был замечен вблизи гарнизона. В список подозреваемых попала и Мишина семья. Но верные люди предупредили Николая Тарасовича, и семья немедленно ушла в отряд. Когда немцы и полицаи приехали их арестовывать, дома уже никого не было. Тогда они сожгли их дом и еще полдеревни. А Мишиного друга Виктора и его семью расстреляли.

Первое время в отряде Миша работал на кухне. Но подростка работа не устраивала, и его определили помощником на «паром» — сбитый из бревен плот, способный перевозить через реку партизан с грузом. Со временем командование стало доверять ему вместе со взрослыми ходить в дозор и готовить «конверты» из костров для приема самолетов с Большой земли.

-­ Как-­то группа партизан, возвращаясь с очередного задания, задержала в лесу незнакомого человека на велосипеде. Оказалось, это разведчик, заброшенный вместе с радисткой на парашютах. Документ, выполненный на тонкой материи, который он предъявил, распоров шов на поясе брюк, гласил: «Удостоверение выдано Сороке Леониду Иосифовичу, ГРУ. Просьба ко всем оказывать помощь и содействие». Вскоре он был назначен командиром отряда.

Летом 1943-го партизаны устроили засаду на шоссе Минск­-Слуцк и подорвали легковую и грузовую машины, которые везли почту, — два мешка писем и секретные документы. Содержание документов передали по рации на Большую землю.
Однажды над базой партизан появилась немецкая «рама» — самолет­-разведчик. Базу обнаружили по парашютам, которые партизаны развесили, чтобы создать тень: было очень жарко. Началась ожесточенная бомбардировка, во время которой был ранен в голову и контужен юный партизан Миша Лошнец.

— Когда в Минске убили гауляйтера Кубе, контрразведка немцев вышла на отряд им. Калинина. Они считали, что в гибели гауляйтера виноваты мы. В отряд был внедрен предатель с заданием отравить партизан. Но его опознал подросток, пришедший в отряд после того, как арестовали его отца. Во время ареста он спрятался и видел, как отца избили и увезли в гестапо. Одним из полицаев был предатель. На допросе он признался во всем, в частности, стало известно, что к нему скоро придет связной. Пришла его жена. Ее обыскали и поначалу ничего не нашли. Но когда расплели косу, обнаружили яд — сулему. Так партизанам удалось избежать гибели.

На основной базе, в кузнице, где ремонтировали оружие, стали изготавливать партизанские гранатометы: к винтовке приделывали пустую гильзу от 45-ти или 76-миллиметрового снаряда, начиненную взрывчаткой, которая выбрасывалась холостым зарядом патрона. Крутая траектория полета позволяла поражать врага в укрытии на расстоянии до 30 метров: самодельные гранаты хорошо достигали цели.

Однажды угнали с пастбища 100 коров, которые снабжали молоком немцев Минского гарнизона. Часть коров пошла на питание партизан, остальных раздали крестьянам.
В июле 1944 года каратели предприняли попытку очистить тылы от партизан в районе треугольника Минск-­Осиповичи-­Слуцк, где действовал наш отряд. Партизаны решили дать бой. Заняли оборону двумя линиями. Когда немецкие автоматчики развернулись в цепь, партизаны первой линии открыли огонь. Потом последовала команда «Отход!» Немцы стали преследовать «отступающих» и попали под огонь второй линии… Но силы были неравны. Заканчивались боеприпасы. Было решено уходить в сторону Ворочинских болот — на соединение с отрядом 1-­й Минской бригады.

В отряде им. Калинина сражалось 36 юных партизан. Трое — Зоя Бурова, Геннадий Косырев, Василий Коржиков — погибли, а девять стали инвалидами, в том числе и Михаил Лошнец.

Когда части Красной Армии освободили Руденский район, часть партизан влилась в ряды красноармейцев, в том числе и брат Миши Николай. Он погиб в апреле 1945 года в Восточной Пруссии.

После войны Михаил Николаевич окончил минское ремесленное училище №11, физкультурный техникум. После службы в армии работал в отделе профобразования, в партийных органах Могилева. Заочно окончил два вуза. Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «Партизану Отечественной войны I и II степени» и еще 18 медалями. Был членом президиума городского совета ветеранов. Награжден грамотами Совета Министров БССР, Министерства образования Беларуси, Могилевского облисполкома, горисполкома и Ленинского райисполкома. Лауреат премии «Достижение» Могилевского горисполкома за 2016 год.

Леонид ИСКРОВ
Фото из архива «ВМ»

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Belarusian BE English EN Russian RU