Увлеченные люди: хранитель памяти Олег Пусков

Бороться и искать, найти и не сдаваться!

Именно этот девиз из пионерского детства вспоминается, когда начинаешь общаться с директором Романовичской школы Олегом Владимировичем Пусковым. Человеком, которого с полным правом можно назвать Хранителем памяти. Памяти тех, кто не смог вернуться с фронта домой и обнять своих родных…

Но не прервать связующую нить

Представитель поколения, которое выросло на книгах и фильмах о войне, Олег Пусков «заболел» поисковой работой в 80-е годы, благодаря своему институтскому преподавателю истории Вячеславу Федоровичу Копытину, с которым не одну неделю провел на раскопках. 

А потом, придя работать в Кадинскую школу, создал там поисковый отряд. И уже больше 20 лет в Романовичской школе работает поисковый отряд «Память», структурное подразделение поискового клуба «ВИККРУ».

Война в его жизни присутствовала всегда. Один дед воевал на фронте от начала и до конца, второго нещадно избили, когда отказался быть старостой, — на его спине до конца жизни остались следы от шомполов. Сам вырос в поселке Кирова, где было очень много фронтовиков, и каждое 9 мая весь завод Кирова шел на митинг к братскому кладбищу. 

У друга детства был дед-летчик, Карп Андреенко. Маленький, худой, куривший тайком от бабушки, потому что после ранения легких курить было нельзя, он оказался настоящим героем. Под Туапсе из немецкого самолета выбросили солдатский сапог, внутри которого была записка: «Советский летчик, вылетай на бой, на взлете не бью». Все в шоке, пока думали, что делать, он уже поднялся в воздух и сбил немца. Тот успел выпрыгнуть с парашютом, и его взяли в плен. И вот здоровенному немецкому асу показывают маленького щуплого человека, который его сбил. Тот не верит своим глазам: «Вы что, издеваетесь?!» И тогда советский летчик рисует ему схему боя, после чего восхищенный немец снимает и вручает ему свои золотые часы…

36 лет война неразрывно связана с жизнью Олега Владимировича. Человека огромной созидающей энергии, его не пугает титанический труд, связанный с поиском фронтовиков, потому что он всегда оправдан — полными слез, благодарными глазами родственников погибших.

С волнением рассказывает, как при проведении строительных работ в Кадино обнаружили останки семи воинов, но только у одного из них был медальон с именем. Яков Феденев считался без вести пропавшим. В то время интернета не было, можно было только переписываться. Искал три (!) года. А потом из Центрального архива Министерства обороны пришел ответ, что Яков Григорьевич родом из Пермского края. …Приехала его жена, встала на колени перед братской могилой, обняла ее и расплакалась: «Ну вот, Яшенька, мы с тобой и встретились…»

А потом уже невозможно было остановиться. «Если ты начал искать, то уже не остановишься до конца своей жизни», — говорит наш герой. И не верить ему невозможно.

Свидетели и судьбы

В 90-е годы Олег Пусков ездил на международные Вахты памяти в Смоленскую область. И до сих пор ездит на Синявинские высоты в Ленинградскую область, где во время войны был настоящий ад. Как и на Зайцевой горе в Калужской области, где в штрафной роте начинал служить будущий генерал-майор Иван Лазаренко, после того как полгода ждал расстрела. (Поисковому отряду удалось установить точное место гибели генерал-майора в Чаусском районе — теперь там стоит памятный знак. А директор школы дружит с внуком героя). Там же, на Зайцевой горе, служил Герой Советского Союза Юрий Зарудин, который получил это звание за бои на Дрибинском плацдарме. При форсировании Днепра он не потерял ни одного человека, дошел до Берлина и ушел в отставку с должности заместителя командующего Ленинградским военным округом.  

В международных Вахтах памяти участвуют и латыши, и литовцы, и казахи, и белорусы, и русские — около 700 человек. Бывал и в Германии, общался с немецкими школьниками и с теми, кто воевал у нас и был пленен… Об этом можно написать отдельную книгу или снять фильм.

Но все же львиную долю времени занимает работа с архивными документами, благо современные технологии помогают поставить поиск на совершенно иной уровень. Дважды был в Центральном архиве Министерства обороны — проверили 5 тысяч фамилий погибших в Могилевской области и наших земляков. Это список безвозвратных потерь. И до сих там два здания величиной с самолетные ангары, а в них — неразобранные документы…

Очень здорово помогают российские поисковики: обрабатывают данные, помогают расшифровывать списки, восстанавливать судьбы. И каждый день приходят письма с просьбой помочь найти родственников и с благодарностями — за уже найденных… 

Он зачитывает письма, и заходится сердце, когда представляешь эти хождения по мукам! Вот письмо дочери Василия  Колесникова, который выжил в страшном котле войны, но умер из-за безразличия и подлости окружающих:

«Где-то под Могилевом… всю их армию взяли в плен. Немцы расстреливали солдат сотнями, и на реке Сож вода была красной от крови. Складывали их в сарай. По стене стекали струйки крови. Затем сарай сжигали. 

После папа прошел пять концентрационных лагерей, был в Заксенхаузене и в конце концов попал в Норвегию, где ему пришлось строить доки для подводных лодок. Командование Сталина не отчисляло деньги в Красный Крест, поэтому советских солдат не кормили. Их кормили итальянцы, французы — тоже пленные, они делились своим пайком. Вес папы в плену был 33 кг. После освобождения всех пленных, как потенциальных предателей, направили в ГУЛАГ на реку Печору, валить лес. Здесь с ними обращались еще хуже, чем у немцев… 

…Папа говорил, что никогда не думал, что будет жить дома и что у него будет семья, три дочери. И что он вообще будет жить. Маму он заставлял варить борщ каждый день и ел его три раза в день. Нас приучил собирать все крошки хлеба. У нас во дворе не было собаки, так как папа не мог терпеть лая… Он с товарищем три раза убегал из концлагеря, но незнание иностранного языка губило его…

…После войны он очень хотел быть коммунистом, но его не приняли. Его не приглашали на митинги, посвященные Дню Победы. Умер тоже из-за плена. Одна неумная женщина в споре о том, кому в очередной раз пасти коров, сказала: «Где ты был, когда наши мужья сражались на фронте? У немцев отсиживался?» Это было сказано в понедельник, а в четверг у папы случился инсульт, прямо на огороде он умер…»

Музейные реликвии

Идея основать школьный краеведческий музей возникла в 2004-2005 годах, когда весь коллектив школы вел переписку по документам 20-го мехкорпуса. Их нашли в лесу, они были сырые и в грязи… И директор потратил все лето на то, чтобы привести их в порядок. А потом началась переписка. Нашли больше 130 солдат… 

Он бережно перебирает ценные реликвии. Каждая бумажка, готовая рассыпаться на части, упакована в отдельный файл. Сколько людей было, сколько погибло, сколько выжило, сколько оружия получено… Каждая информация бесценна.

Одновременно с поиском родных и близких погибших солдат и офицеров Красной Армии собирались материалы краеведческого характера, рассказывающие об истории микрорайона. В результате было создано 9 разделов экспозиции — от древности до наших дней. Прийти на экскурсию в школьный музей — почетная обязанность для каждого ученика. 

Здесь на 80% — экспонаты директора. Подарок Вячеслава Федоровича Копытина — фрагмент зуба мамонта. Из Херсонеса — черепица, а каменный топор, которому 3 тысячи лет, и керамика с тех же времен — из Могилевской области. Оригинальный выкупной акт на землю. Газета 1905 года. Книга учета трудодней. Приходно-расходная книга 44-45 годов. Портрет человека, который написал пленный немец, — в благодарность за то, что тот выходил его в госпитале… Немецкие и советские солдатские медальоны,  каски… Оригинальные немецкие листовки «Советские солдаты, сдавайтесь!» Всего не перечесть!

Сегодня он мечтает о создании экспозиции, посвященной исчезнувшим деревенским школам. Чтобы каждый человек старшего поколения мог прийти в музей и увидеть, хотя бы на фотографии, ту школу, в которой учился…

А еще он — коллекционер: собирает часы разных модификаций, с боем и без, механизмы которых были на военной технике, а потом, благодаря умельцам, обрели вторую жизнь. И есть еще одна мечта — сделать выставку, и чтобы дети рассказали об этих часах… 

Ради этого стоит жить

Олег Владимирович Пусков считает себя счастливым человеком. У него есть любимая жена и любимая работа, любимые дети и любимые внучки. Коллектив учителей, который он возглавляет вот уже 24 года, на 30 процентов состоит из его бывших учеников, и он вместе с ними занимается тем, что любит, и что доставляет моральное удовлетворение. 

У него на столе стоят две гильзы — от ППШ и от мосинской трехлинейки. И каждое утро, приходя в кабинет, он берет их в руки и говорит: «Вечная вам память, все известные и все неизвестные, которых еще нужно найти…» 

Александра ПРОНЬКИНА

Фото Павла САВЕЛЬЕВА

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Belarusian BE English EN Russian RU