«Тяжелый труд — работать головой»

Среди тех, кому в торжественной обстановке Дня города будут вручать специальную премию Могилевского горисполкома «Достижение» — в номинации «Предпринимательство», — Александр Михальцов, учредитель частного производственного унитарного предприятия «НТЦ «Дидактика». Научно-технический центр, выпускающий современное лабораторное оборудование для учебных заведений Беларуси и целого ряда стран ближнего и дальнего зарубежья, — не только один из самых перспективных проектов, реализующихся в Могилеве, но и наглядный пример конструктивного сотрудничества государства и частного капитала. Об идее и ее воплощении, а также о нюансах современного образования и менталитета — наш разговор с кандидатом технических наук, лауреатом премии Могилевского облисполкома «Человек года» 2014 года Александром Петровичем Михальцовым.

Нажмите для увеличения

— Как вам в эпоху кризиса, когда все стонут, закрываются и погибают, удается не просто оставаться на плаву, а еще и быть успешными?

— Я бы уточнил — пока на плаву, потому что кризис коснулся всех. Основная причина нахождения на плаву — в том, что мы разрабатываем внешние рынки. Больше 50% нашей продукции идет на экспорт. Участвовали в выставках в Дубае, осенью едем на выставку в Африку, в Европу ездили, в Базель, искали контракты, с ними сегодня и работаем. Вот сейчас заключаем контракт с Индонезией. Готовиться к азиатским рынкам мы начали еще года три назад. Если ситуация меняется, мы пытаемся на нее заблаговременно ответить. Просто вектор своей торговли переключили немного в другую сторону. Раньше больше были ориентированы на Россию, на Казахстан. Но Казахстан и остался, а в России немного упали заказы.

— А почему другим не удается переключиться на альтернативные внешние рынки, а вам удалось? Это гибкие маркетинговые ходы, особые таланты?..

— Просто неплохая продукция, конкурентная, которую можно показывать и на Западе, и в Азии. Обычный маркетинг, никаких особых тонкостей нет. Интернет-реклама, участие в выставках, целевые рассылки…

— Ваше предприятие получило известность буквально в последние несколько лет. А ведь оно существует с начала 90-х… Куда уходят корни, где истоки?

— Сама по себе идея производства учебного оборудования на тот момент, когда все строили большие заводы, собираясь выпускать там суперпродукцию, очень многим показалась смешной. Тем не менее, учебное оборудование мы делали и до этого — в рамках машиностроительного института, для своей лаборатории. Коллектив разработчиков — сотрудники машиностроительного института. У нас была серебряная медаль ВДНХ по этой продукции еще при Советском Союзе, мы получили ее в 1989 году. А когда началась перестройка и возникло кооперативное движение, пришла идея попробовать это оборудование на рынке. Мы тогда насобирали контрактов на 5 млн советских рублей! Очень удачно, только чуть-чуть не успели — распался Советский Союз.

— Но это не заставило отступиться?

— В 91-м году мы организовали свое предприятие и, постоянно воюя с ветряными мельницами, пытались это оборудование продавать.

— А зачем производить оборудование, если его можно просто взять на заводе?

— Такого оборудования на заводе нет. На нем нужно проводить лабораторные работы, и оно должно быть адаптировано под теоретический материал, который читается на лекциях. Обычный станок с закрытым корпусом — что на нем увидишь? А нужно расчленить его на части, вытащить схемотехнику, программы, показать, как ими пользоваться, как оно все там внутри живет. Для этого есть методика и учебное оборудование.

— В каких престижных учебных заведениях можно увидеть вашу продукцию?

— В Беларуси — практически везде. Это и БГУИР, и БНТУ, и наш БРУ, и университет продовольствия, и колледжи — политехнический и технологический… Наше оборудование стоит практически во всех областных центрах. В России — тоже практически во всех регионах. Это МГТУ им. Баумана, Северо-Кавказский Федеральный университет, Якутский университет — в Республике Саха, в Петербурге — в полдесятке вузов… Более тысячи наименований — в Прибалтийских республиках, Киеве, Одессе, в Мирнинском колледже, который готовит специалистов для космодрома в Плесецке, в Африке, в Нигерии…

— В некоторых колледжах стоит оборудование 50-х годов прошлого века. Какой срок у вашего?

— Оборудование всегда должно быть новым, потому что меняются технологии, меняются материалы, и мы должны это отслеживать. И мы это делаем. У меня хорошие квалифицированные инженеры, которые постоянно следят за инновациями в технике, чтобы создавать установки наперед.

У нас также очень большая серия разработок по энергосбережениям. Наша система отопления оказалась инновационной. Мы ее многократно меняли, уже отточилось мастерство. Очень эффективно применили систему отопления, вентиляции. Само здание отапливается тепловыми насосами, для обогрева используется тепло земли. Экономия практически в 10 раз по сравнению с тем, если бы здание отапливалось центральным отоплением. … Для того, чтобы беречь тепло и энергию, не обязательно применять какие-то инновации — достаточно сделать хорошие стены, поставить окна, организовать вентиляцию, правильно организовать отопление — не батареи, к примеру, поставить, а теплые полы. Этому всему надо учиться. И у нас есть учебные стенды, связанные с этой тематикой. Оборудование представлено большим количеством разработок: это и ветроустановки, и гелиоустановки, и тепловые насосы…

Пришло время экономить. И уже все заметили, что если не отапливать небо, то денег остается больше.

— По какому принципу вы собирали коллектив? И как удалось собрать креативных, умных, талантливых?..

— Их распределяют из местных вузов. Иду в вуз, работаю со студентами, а потом тех, кто соглашается, беру на работу. А вообще очень тяжело найти специалистов. И чем дальше, тем хуже. И привлечь тяжело, когда есть варианты просто получать зарплату, особенно не напрягая голову. Потому что у нас иногда приходится работать и в выходные, и поздно вечером, когда есть крупные заказы или когда что-то не получается. Это только кажется, что работать головой легко, на самом деле — это тяжелый труд.

— Зато есть возможность развиваться — это ведь тоже немаловажно.

— Да. Вот к нам такие люди и попадают, которые хотят развиваться и которых интересует в том числе и собственное развитие. У нас в коллективе — около 40 человек — и те, которые занимаются разработками, и те, которые ездят на пусконаладку… От начала и до конца идет процесс сопровождения. Когда на местах возникают проблемы, мы едем. Студенты любознательны — выжигают все. Поэтому приходится поправлять.

— Ваши сотрудники занимаются наукой или на это не хватает времени?

— Двое моих специалистов закончили магистратуру, но пока не хватает времени, да и не очень понятно, зачем это нужно. Если в Советском Союзе система была отстроена, для ученых были прописаны какие-то привилегии или социальные блага за научные достижения, то сейчас молодежь не особенно бросается заниматься наукой. Разве что для удовлетворения собственных амбиций. Но это 1% людей.

— Это правда, что продвинутая молодежь больше стремится на Запад, в те же Соединенные Штаты?

— Думаю, да. Дело в условиях работы, в оплате, в перспективах. Детей толковых очень много. Немного стало хромать образование, но все равно находятся такие, которые соображают и горят поначалу, чего-то хотят добиться. Но я наблюдаю за ними, и мне кажется, что уже на уровне обучения в вузе у них возникают проблемы с мотивацией и к концу обучения пропадает задор. Школа-то не поменялась. Да и в вузах молодежи остается мало, в основном работают пенсионеры, которые уже мало чего ищут и мало чего хотят. Поэтому сильной мотивации у студентов нет — они не знают, для чего они учатся.

— А вы не совмещаете свою работу с преподавательской деятельностью?

— Очень долго совмещал, года до 2007. Потом отказался, потому что невозможно одинаково качественно делать все. Какой-то работой начинаешь жертвовать.

— Предприятие работает на полную мощность или есть какие-то неиспользуемые резервы?

— Очень тяжело сказать — мы ведь работаем по заказам. Организуем заказ, проект и потом его выполняем. Поэтому можем 100 стендов в месяц выпустить, можем 50, а можем и один, но очень дорогой. Бывает по-разному. Клиенты постоянно чего-то хотят, и чтобы то, что мы делаем для них, отличалось от других.

— Наверное, вам выгодно, что у вас нет конкурентов, или это расхолаживает?

— Уже есть — в БГУ, только поменьше размерами. А вообще учебное оборудование для лабораторий производят во всем мире. В 2013 году и нас приняли в состав мировой ассоциации производителей учебного оборудования Worlddidak.

— Вам удалось выжить с 91-го года. В самые немыслимые времена развиться и стать успешными. Как теперь жить в новых условиях?

— Работать. Мы за глобальными задачами не гонимся. Мы занимаемся конкретно образованием. А образование — тема вечная. К тому же непростые условия уже были неоднократно. И в 90-х годах — похуже, чем сейчас, когда деньги летели с космической скоростью. А сегодня не самое плохое время. Делай рекламу, создавай продукцию. Всегда есть заказчик или клиент, который эту продукцию купит.

— Принцип, которым руководствуетесь в жизни и в работе?

— Самое главное — честно выполнять свои обязательства перед людьми. Сказал — сделал. Пообещал — выполнил.

Беседовала Александра Пронькина, фото Валерия Савченко

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Belarusian BE English EN Russian RU