По тернистой дороге к жизни. Блокадники Ленинграда

Воспоминания могилевчанки Людмилы Гейченко, перенесшей 900-дневную блокаду в Ленинграде и сумевшей выжить наперекор всем испытаниям судьбы

«Житель блокадного Ленинграда» — услышав это, в сознании людей появляется уважение к человеку, перенесшему тяготы и лишения почти 900 блокадных дней. Их осталось совсем мало — испытавших неимоверный голод, холод, болезни и истощение, но не сломленных, приближавших радостное событие прорыва блокады и едва намечавшуюся Победу над врагом.

Счастливое детство

Среди тех, кто боролся за жизнь в то страшное время, была и тогда еще 13-летняя Людмила Ивановна Гейченко. Сегодня, в 91 год, она полна неимоверной любви к жизни и людям, хоть о своей нелегкой судьбе вспоминает со слезами на глазах.

В Могилев из родного Ленинграда Людмила Ивановна переехала 11 лет назад. В уютной квартире по проспекту Шмидта сильная русская женщина живет одна. Улыбчивая, с посеребренными, аккуратно уложенными волосами она гостеприимно встречает журналиста. С первого взгляда даже не подумаешь о том, какие испытания ей пришлось пережить на жизненном пути.

— О событиях 75-летней давности, о блокадном Ленинграде вспоминать очень больно. Дату полного снятия блокады Ленинграда отмечаю, как второй свой день рождения, — рассказывает Людмила Ивановна.

— До страшных военных лет у нас была большая дружная семья. Наталья Ивановна — мама-домохозяйка, женщина с золотыми руками. Она вкусно готовила и создавала уют в доме. Жили мы в большой квартире на ул. Первой Красноармейской, напротив технологического института. Отец Иван Осипович был большим руководителем в области строительства, хорошо обеспечивал семью, но часто бывал в командировках. Мама занималась тремя любимыми дочерьми.

Людмила Ивановна — средняя дочь в семье, старшую сестру звали Аня, а младшую, 26-го года рождения, — Раечка.

В памяти сохранилось, как нас, девчонок, родители на лето отправляли на дачу под Ленинградом, в живописное место. Там девчата пололи грядки, ходили за грибами в ближайший лес.

Надежда на выживание

День, когда узнала о том, что началась война, помнит до сих пор. Со старшей сестрой Анной и ее спутником они гуляли по городу, зашли в кафетерий угоститься пирожными. Вдруг к мужу Анны подошел человек в форме и что-то сказал на ухо. После чего им пришлось собраться и немедленно отправиться в часть. Людмила Ивановна вспоминает, как по-детски переживала тогда, что не смогла доесть вкусные пирожные. Но того, что ожидало впереди, даже и представить не могла.

Дома в дальний поход собирался отец. На фронт ушла и старшая сестра Анна.

— Отец — рассказывает Людмила Ивановна, — добровольцем ушел на фронт. Больше мы его не видели. Воевала и даже дошла до Берлина старшая сестра Анна.

Людмила Ивановна достает из кармана свой белоснежный платок и утирает проступившие на глазах слезы:

— Сначала самым страшным испытанием казались бомбежки. Потом — голод, — говорит Людмила Ивановна. — Сосновые ветки, иголочки еловые, столярный клей, кусочки кожи — это пропитание, которое добывала невероятными усилиями. Пока было тепло, во время бомбежек спускались в подвал, он был вместо бомбоубежища. Потом, даже когда бомбили, оставались дома. К тому времени уже жили только на кухне, освободив всю квартиру, чтобы легче было согреться, прижавшись друг к дружке. Когда закончились дрова, растапливали печку остатками уцелевшей мебели, разламывая ее по частям.

— Когда еду по карточкам давали, случилась у нас беда. Раечку аферистка обманула, карточки забрала и не вернула. А это было начало месяца, горе было, последняя надежда на выживание. Люди тогда были добрые, последним делились, не то что сейчас. Когда узнали про беду нашу, по крупинкам, по крошкам  — последним делились…

Людмила Ивановна до сих пор помнит этот холод и голод.

— Мы, совсем еще маленькие, плакали, просили кушать. а что могла сделать мама? Даже воды не было, зимой спасались тем, что топили снег. От голода у нас были ужасно вспухшие животы.

На глазах у Людмилы сначала умерла сестренка Раечка, а следом, в июне, и мама.

— На улицах лежали трупы, — вспоминает Людмила Ивановна, — их даже никто не убирал, не до того было. Квартиру разбомбили, и 13-летняя Людмила записалась учеником в ФЗО. Там ремонтировали корабли, а она трудилась изолировщицей. Жила в общежитии, в залах бывшей школы, по 8 человек. Работали за еду.

После, десять месяцев, занималась на курсах медсестер вечерами после работы, ухаживала за ранеными в госпитале. Им разводили дрожжи в воде и раздавали по стакану.

Когда закончилась война…

После войны трудилась медсестрой в детском доме, присматривала в приюте за осиротевшими, тощими ленинградскими малышами. Каждый второй дом в Ленинграде оказался разбомбленным. Старшая сестра Анна дошла до Берлина, а муж ее погиб во время войны.

— Как закончилась война, сестра вернулась с фронта навестить меня и привезла огромную куклу, — вспоминает Людмила Ивановна.

Юную девчонку было некому поддерживать, чтобы она могла учиться. Людмила Ивановна отучилась на швею и работала в швейном цеху. Познакомилась с будущим мужем Тихоном, моряком. Он родом из д. Селец Могилевского района. Когда поженились, он пошел работать водителем троллейбуса, за супругом пошла и Людмила Ивановна. Все годы до пенсии, 28 лет, так и водила троллейбусы по родному Ленинграду. Вспоминает, что была в ее трудовой истории одна-единственная авария.

— Жили мы семьей на ул. Крупской. Воспитывали дочь Наталью, которая умерла от рака. В Ленинграде — Санкт-Петербурге у Людмилы Ивановны остался любимый внук Денис, инвалид 2-й группы. Он очень болезненно переживал смерть матери и заболел сам.

Раньше часто бывала в родном городе, там было очень много подруг и их семей, многие из них уже ушли из жизни.

В Могилев переехала 11 лет назад, уже после смерти супруга.

— С мужем не раз ездили на его родину. Здесь его родня, здесь как-то уютно себя чувствовала, еще когда приезжала в гости. Сейчас племянницы мужа меня не забывают. Здесь у меня много добрых знакомых и друзей.

Трудный и тернистый путь прошла за свою долгую жизнь Людмила Гейченко — потеряла близких и любимых людей, перенесла неимоверное горе и испытания, но не утратила душевного тепла и веры в людей. Это и помогает ей жить.

Анастасия Комкова

Фото автора

 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Belarusian BE English EN Russian RU