На войне ком алягер, или COVID и бледный вид

«На небе только и разговоров, что о море», — говорил мафиози героям фильма «Достучаться до небес».
А на земле только и разговоров, что о коронавирусе. Иногда кажется, что других тем не осталось. Ну, давайте поговорим.

В магазинах становится тише

— Указ «7-8» шьешь, начальник?
— Я шью? Да, если б ты посмотрел на себя со стороны, ты бы заметил, что указ от седьмого августа у тебя на лбу отпечатан!
(к/ф «Место встречи изменить нельзя»).

Если б человечество посмотрело на себя со стороны, то заметило бы: у него на лбу отпечатано ПАНДЕМИЯ. Крупно. Рельефно. И все сейчас ведут себя… Как? По-разному, но соответственно. Вот в столичных продовольственных магазинах пустеют полки. Думаете, я о Минске? Нет, о любой столице.

Состояние изрядной части населения любой страны можно описать словами «паника» и «истерика». Раньше многие из нас были уверены, что соль, сахар, спички и туалетную бумагу скупают на черный день только у нас и только «недалекие бабки».

Мол, такие мы нецивилизованные. Оказалось, «недалекие бабки» есть везде, да и «цивилизованность» — не иммунитет от истерии. А туалетной бумаги порой не хватает.
Но, скажу я вам, не такие уж они все бабки. И не такие недалекие. Совсем НЕ недалекие. У каждого следствия есть своя причина. У паники тоже. И главная — человечество утеряло веру.

«Опять та же шарманка!» — скажет читатель. Шарманка — да, да не та.

Про горы и зерна

— А ты верующим стал?
— Откуда я знаю! Верю я в Бога или нет, это только сам Бог знает!
(А. Слаповский, «День денег»)

Я не о вере в Господа. Верующих никогда не бывало много. Еще Христос говаривал: «Если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда» — она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас». Но горы — на месте. В основном.

Как же, возразит мне некий читатель: на Земле только христиан два с лишним миллиарда. А еще более полутора миллиардов исповедующих ислам, миллиард индуистов, полмиллиарда буддистов плюс иудеи… Но считать себя верующим и верить — не одно и то же, да? Я вот тоже считаю себя верующим. А верю ли? Чем испытывалась моя вера? «Какие ваши доказательства»? — как спрашивали в «Красной жаре».

Для огромного количества людей Бог — вроде Деда Мороза. Тот, кто по твоему велению и твоему хотению должен раздавать подарки. Если подарков нет, они не те, что требовались, хуже того — совсем не подарки, человек достаточно легко исключает Господа из своей вселенной. Требования, пожелания, просьбы Бога в расчет не берутся вовсе.

Говоря, что человечество утеряло веру, я имел в виду подлинную веру. Ту, что христианские патриархи, не сговариваясь, называют «человекопоклонничеством» и даже «ересью человекоцентризма». Именно он сам — Человек, не Бог — в центре его собственной вселенной. Ее-то — веру в себя, свои (безграничные) силы — и подорвал коронавирус.

Современный человек ведь как живет? Появилась проблема — решаю. Сам. Или «муж на час». Или полиция. Армия. Парламент. Президент… Пароль: надо что-то делать! Отзыв: делаю! А с ковидом-19 — как в старом анекдоте. Вот этом.
Двое мужчин подбегают к винно-водочному отделу через минуту после закрытия.

Кассирша непреклонна: не продам! Тот, у кого в руках — приготовленные рубли, смотрит на них, на кассиршу, на приятеля, опять на деньги, на кассиршу… А потом ка-ак даст собутыльнику в нос!
— Коля, за что, Коля?!
— А что, что делать?!

Именно въевшаяся в нас потребность действовать, а не генетическая память — о войне и послевоенном голодном времени, тем более, не глупость и необразованность — главная причина истерии и паники. Надо действовать! Мыть руки? Маловато будет. И человек кидается скупать соль, спички и муку.

Дальше действовать будем СМИ

— Подсудимый Петров, за что вы избили Рабиновича?
— Понимаете, гражданин судья, смотрю утром в воскресенье телевизор: Израиль напал на Сирию. Читаю в обед газету: израильская армия подходит к Дамаску. Вечером по радио: израильтяне захватили Дамаск и продвигаются дальше. Выхожу утром на работу, а они уже здесь!
(древний анекдот)

Сорок лет назад «Аквариум» спел про «море информации, в котором мы тонем». С тех пор море стало океаном, а мы… утонули. «В наши дни информации создается столько, что переварить ее невозможно».

Нам кажется, что обилие информации делает нашу картину мира яркой, объемной — полной. Что мы видим мир таким, каков он есть. Это заблуждение. Мир, который мы видим, отличается от реального. Иногда очень сильно.

Другое время — другие песни. Например, о том, что в сегодняшнем мире вместо «спаси и сохрани» — «лайкни и перепости». Эпоха репостов. «Мы больше не испытываем необходимости создавать что-то, когда вокруг столько готового продукта. Зачем напрягаться? К чему думать? Все сделано за меня. Лайк. Репост. Забыли».

Как это выглядит в приложении к сегодняшнему разговору?

«За сутки в Италии коронавирус унес жизни четырех сотен человек». Это информация. Которая, родившись, начинает жить своей жизнью. Кочует с телеканала на телеканал, с сайта на сайт, из паблика в паблик, и еще, и еще… Она уже не зеркало, отражающее реальность. Десятки, сотни, тысячи зеркал, создающих реальность. Новую, гипертрофированную. Но это не все.

Большинство производить информацию перестало. Но не все. Настоящие производители — агентства, телеканалы, всевозможные блогеры, влогеры — имя им легион — не могут остаться в стороне. И репостить — ниже их достоинства. Они должны прокомментировать, высказать свое мнение, авторитетное. Поделиться чужим, авторитетным. Причем не просто сказать нечто веское, «истинное», но и свежее, чего нет у врагов и соперников. И вот ты уже — в фан-хаусе, «королевстве кривых зеркал», искажающих реальность.

В итоге коронавирус из невидимой глазу мерзкой заразы превращается в огроменную, во все небо всем известную тетку с косой. Легко ли удержать на месте «крышу»? Не поддаться паранойе?

Конечно, есть люди, в основном пожилые, которые реагируют на любую угрозу, подлинную или мнимую, покупкой мешка муки и ящика спичек. Но есть и другие, совсем не пожилые, которые реагируют на конкретную угрозу, о которой мы говорим, точно так же. И даже хуже.

Страх и ненависть в Лас-Вилейке

Мимо кладбища идет ночью девушка. Страшно трусит. Вдруг ее нагоняет какая-то фигура:
— Боитесь?
— Боюсь.
— Я, когда живой был, тоже боялся.
(свежий анекдот)

За неполные три месяца 2020 года на планете около 4-х с половиной миллионов человек умерли от сердечно-сосудистых заболеваний (в Беларуси — около 16 с половиной тысяч). Почти два с половиной миллиона — от рака (у нас около 4-х тысяч). Около 300 тысяч погибли в дорожно-транспортных происшествиях (около 140). Около 200 тысяч покончили жизнь самоубийством (около 450). Около 116 тысяч были убиты в семейных и «дружеских» разборках (около 70). А еще в нашей республике за это время без малого четыре сотни человек насмерть отравились алкоголем. В основном перепили.

Коронавирус за это время унес жизни 14,5 тысяч человек. В то время как грипп укокошил более 160 тысяч! Что ж мы по поводу гриппа не психуем? Дома не запираемся, землянки не копаем, гречу мешками не запасаем?

Как было замечено — не раз и не мной: COVID-19 — не приговор. Не смертельное заболевание. Умирает от него в худшем случае каждый двадцать пятый из заразившихся, остальные выздоравливают. Почему же он многих… да, что там — большую часть человечества — вгоняет в панику, а вышеприведенные цифры — ужасные, если вдуматься — свистят, как пули у виска? В смысле, мимо.

В первую очередь на ум приходит, что все вышеприведенные примеры — случаи частные, скажем так, каждый из нас — в своей лодке (в случаях с ДТП — в прямом смысле). Коронавирус же — случай (все)общий, лодка на всех — одна.

Во вторую очередь: во всех вышеприведенных случаях, даже в том, что касается гриппа, мы худо-бедно, но лодкой управляем. А в случае с COVID лодка — комар Жванецкого:
— А вы пробовали когда-нибудь зашвырнуть комара? Он не летит. То есть он летит, но сам по себе, и плюет на вас.

«Зашвырнуть» коронавирус пока не получается. Он летит сам по себе и плюет на нас.
Некто возразит: если ты не управляешь лодкой коронавируса, это не значит, что ею никто не управляет. Есть же руководство, которое призвано править лодками вообще, этой, в частности, и вообще править! Но что показывает практика? Руководству верят далеко не все. В любой стране. Так заложено природой — его и отдельного гражданина. А к чему приводит отсутствие веры? Правильно, к скупке спичек и ТБ. А еще изо всех щелей появляются знатоки, у которых «есть друг в Минздраве», который сказал, что больницы города имярек уже не справляются с притоком заразившихся и вот-вот… см. Откровения Иоанна Богослова.

И еще — чтобы между нами не было недопонимания. Коронавирус не отменяет, а дополняет вышеупомянутые способы расстаться с жизнью. Не следует забывать о них.

Паб закрыт, все ушли на фронт

Если у вас мания преследования, это еще не значит, что за вами не следят.
(неизвестный автор)
Лидеры разных стран, не сговариваясь, утверждают: это война! Лучше с этим согласиться. Можно, конечно, считать, что ковид-19 — это фейк, провокация. Можно рассуждать, кто все это устроил, кому это выгодно. Но пока ты считаешь и рассуждаешь, люди мрут. Кое-где — как мухи. За то время, что я писал этот текст, число заразившихся увеличилось с 219-ти до 334-х тысяч. Число жертв — с неполных 9-ти до 14-ти с половиной тысяч.

Это война. Человечеству, знакомому, прости Господи, с алгоритмом действий при войне «оружной», незнакомая. И оно оказалось к ней не готово. Не считать же подготовкой случившуюся сотню лет назад эпидемию «испанки», которая унесла то ли 50, то ли 100 миллионов жизней.

Что делать? Утешать себя тем, что ты — не в группе риска? Да, чаще умирают старики, отягощенные другими болезнями. Но «чаще» — не значит «исключительно». Заражаются, болеют (тяжело), умирают все — без различий пола, возраста и расы. Кому будет легче, если ты или твои близкие «испортят» статистику?

Человеку свойственно надеяться на лучшее. Но мудрые издавна призывают при этом готовиться к худшему. Сегодня среди последних — китайские медики, которые, вроде, со своей частью работы справились. Потому что Китай отнесся к войне соответственно: ввел военное положение. Драконовские меры. Война — не дуэль, чтобы воевать по правилам.

Каковы главные враги воюющего? Не страх — страх мобилизует. Испугаться неплохо (бы). Паника и легкомыслие, беспечность. Они — прямой путь к поражению.
Не следует уподобляться героям известной пьесы Пушкина. Хотя бы потому, извините за пафос, что твое легкомыслие — это цена не только твоей, но и чужой жизни.
COVID-19 — не игра. Это всерьез. Позитив не спасает. Спасают, как на всякой войне, солидарность, единство, сплоченность. И терпение.
Берегите себя. Берегите близких и дальних. Я помолюсь за вас. А вот руки, извините, не подам!

Юрий Романов

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Belarusian BE English EN Russian RU