Александр Выдров: «Ни один кинолог не покусанным не остается…»

0
256

Путь к любому собачьему сердцу сможет найти кинолог с огромным опытом и стажем Александр Васильевич Выдров. Подполковник милиции в отставке уже 15 лет на пенсии, но жизни без четвероногих друзей просто не представляет. И своих собак тренирует, и знакомым в дельном совете по дрессуре не откажет. Правда, теперь для Александра Васильевича собаки — лишь хобби, а раньше — нелегкая, но любимая работа. По нашей просьбе Александр Васильевич поделился воспоминаниями о кинологической службе милиции, которой посвятил 29 лет жизни и рассказал о собственных собаках, в разное время живших в его семье.

Как у всех сельских жителей, собаки в хозяйстве были всегда. Правда, беспородные, дворовые псы. Это сейчас он разбирается в тонкостях и особенностях пород, может оценить возможности, отметить способности к чему-то в конкретном животном. Свои знания и умения он приобрел благодаря многолетней преданности одному делу.

«Собак я любил всегда, но, честно говоря, когда молод был, не задумывался о службе кинолога и не поверил бы, что посвящу всю жизнь собакам», — признается Александр Васильевич.

После школы Александр Выдров попал в пограничные войска, в Кишиневский военный округ. Как бывший спортсмен-легкоатлет, очень хорошо бегал, даже быстрее собаки. С отличием окончил учебку. Был отправлен в кинологическую службу на заставу, которая находилась на молдавско-румынской границе. Здесь волею случая и начал многолетнюю дружбу с собаками.

Вернувшись из армии, поступил на службу в милицию. Так как имел опыт работы с животными, сразу был определен кинологом в Климовичский РОВД, затем работал в Ленинском РОВД.

Однако, по признанию Александра Васильевича, раскрытие самых интересных преступлений, самые яркие воспоминания о службе связаны со старым питомником УВД, который располагался прямо во дворе управления, на ул. Тимирязевской. Здесь он и кинологом поработал, а после — двадцать (!) лет руководил этим подразделением. Отлично знал всех животных и сотрудников, дрессирующих их.

В питомнике находилось 15 вольеров на 15 собак. Каждый четвероногий обитатель был закреплен за конкретным милиционером. В распоряжении были повар, который готовил еду для животных, ветврач. Некоторые собаки считались сыскными и относились к штату уголовного розыска: за их дрессуру отвечали младшие кинологи из УУР. Остальные животные дежурили с милиционерами из патрульно-постовой службы: по вечерам на мотоциклах сотрудники патрулировали районы города, а рядом в люльках сидели служебные собаки.

Служба на заставе с первой собакой (на границе Молдавии с Румынией)

 

Милиционеры, за которыми были закреплены собаки, должны были сами за ними ухаживать, убирать в вольере, тренировать. И, конечно, выезжать в составе следственно-оперативной группы на места совершения преступлений. На месте происшествия, по обыкновению, в связке работали сыщик, криминалист и кинолог. Если же кинолог находился на выходном, за его собакой присматривал так называемый «вожатый», дежурный сотрудник милиции.

«Щенков в питомнике не разводили. С ними много заботы, они нежные, часто болеют. А нам надо не болезнями заниматься, а дрессурой и раскрытием преступлений. Поэтому в возрасте 8-9 месяцев, а иногда и постарше покупали овчарок у населения. Эту важную миссию я частенько своему лучшему кинологу — старшине милиции Николаю Шайтарову доверял: он сразу определял, будет толк из собаки, или нет. Редко, но иногда получалось купить таких животных, что дрессировать — одно удовольствие. Все кинологи о таких мечтают. А иногда тяжело поддавались собаки тренировке, приходилось выбраковывать. У них всех ведь свой характер, как и у человека», — вспоминает подполковник в отставке Выдров.

Собаки подразделялись по видам работ. Специфические направления: поиск взрывчатых веществ, наркотиков, одно время животных привлекали на борьбу с самогоноварением. Очень добросовестны и трудолюбивы в этом оказались спаниели. Остальные — немецкие и восточные овчарки — работали по следу, по выборке вещи.
«Натаскивать собаку можно всю жизнь. Но для подготовки животного, годного к службе, необходим год. До года на преступления мы их не брали. Для детей — детский сад, а для собак — общий курс дрессировки, чтобы слушалась хозяина безотказно. Когда она по команде научится лежать, сидеть, беспрекословно выполнять команды «аппорт», «лаять», «ползти», понимать жесты, тогда можно переходить к более сложному этапу — служебной подготовке».

Одна из собак Александра Васильевича — Марта любила делать так называемые «выборки»: из множества предметов одежды отыскивала вещь конкретного человека. И, наоборот, по платочку, к примеру, могла определить хозяина из толпы.

«В Центральном районе убили человека. Это случилось еще до того, как я стал начальником. Очень умный и грамотный попался следователь. Он на месте преступления обнаружил вещи и упаковал их в банку и целлофан, чтобы запах сохранить. Предположил, что, возможно, они преступнику принадлежат. Эта банка в кабинете следователя около полугода пролежала. При отработке круга подозреваемых следователь «вышел» на одного мужчину. Чтобы подтвердить свои предположения, обратился ко мне за помощью. Подозреваемого привели в питомник. Человек восемь пригласили со стороны и рядом поставили. Даже мне следователь не сказал, где стоит возможный убийца. Марта вещь понюхала — и двинулась вдоль шеренги. Дошла до него, тихонько зубами за куртку взяла и из ряда вытянула. Так красиво собака моя тогда сработала!» — не без гордости в голосе говорит кинолог.

Будучи начальником питомника, Александр Васильевич не раз отваживался на необычные эксперименты. Однажды из газет услышал, что в СССР кинологи пробуют приручить и выдрессировать волка, ведь обоняние этого дикого животного в несколько раз сильнее, чем у овчарки. Выдров также загорелся этой идеей. Охотники из Славгорода привезли месячного волчонка. Правда, волчонок уже оказался зрячим. Из него выросла отличная взрослая особь, но сколько ни пытался наш герой скрестить ее с собакой, не получалось. Лучший кинолог службы Шайтаров ее тренировал: волчица все базовые команды умела исполнять, была очень ласковой. Но природа брала свое: животное могло резко стать злобным, перестать слушаться и даже броситься на хозяина. Эксперимент провалился. Поняв, что сделать из волчицы помощника не получится, в возрасте 3-х лет отдали в зоопарк.

В обязанности начальника питомника входил контроль за его работой. На преступления А. Выдров уже имел право в качестве кинолога не выходить, но жить без этого не мог. Вспоминает собаку-умницу Альму, с которой иногда и сам выезжал на преступления.

Александр Выдров пробует обучать волка

 

«В Кричевском районе в деревенском доме обнаружен труп. На место происшествия выехал начальник розыска ОУР УВД полковник милиции Юрий Александрович Кузнецов. Тогда снежок слегка припорошил — местами остался след. Собака меня вела три-четыре километра через дорогу, лес. Пришли совсем в другую деревню. Выходим к домам, а след пропал. Заметил я неподалеку другие следы — уже без ботинок. Думал злоумышленник, что таким образом собаку запутает, а она все равно куда надо нас привела. Остановилась возле крыльца одного из домов. Подошла и смотрит на крышу. Мы тоже головы подняли и сапоги заметили: их находчивый преступник под шифер подложил. Конечно, без собаки не нашли бы. Ведь она держит коридор запаха до 100 метров. Там, где след заканчивается, садится. Злоумышленник не сразу признался, что это его сапоги. Только когда собака выбрала его из 20 сельчан, сознался…»

Александр Васильевич Выдров по праву гордился своим подразделением. Каждый год вместе с питомцами принимал участие в смотрах. С конца 1970-х на протяжении 20-ти лет милицейский питомник Могилевской области считался лучшим в республике. Конкуренцию ему мог составить лишь питомник из Гродно.

«У меня были две очень хорошие любимые собаки, с которыми я на Всесоюзные смотры-конкурсы ездил и занимал 1-е места, — Марта-1 (собак у Выдрова с такой кличкой было несколько) и Альфа — ее мне передал другой кинолог, когда я еще работал в Климовичском РОВД. Сколько с ними преступлений раскрыл — не пересчитать… Неоднократно мне предлагали быть просто сыщиком без собаки. Но мне жалко было друзей своих четвероногих предавать. Для милиции собака — большое подспорье. Мы последние 7 лет перед тем, как я вышел пенсию, первыми были по раскрытию преступлений по всей республике».

Спустя 15 лет после ухода на заслуженный отдых Александр Васильевич Выдров по-прежнему дружит с собаками. На память начальник питомника из Гродно подарил ему месячного чистопородного щенка немецкой овчарки — Марту. С этим четвероногим товарищем кинолог начал свою жизнь на пенсии. Когда через 12 лет животное умерло, зарекся, что собак заводить больше не будет. Но спустя год во дворе появилась Айра, тоже овчарка, только длинношерстная: ее по рекламке Выдров в Бобруйском районе купил. Вольер оборудовал, но любимица Айра, конечно, больше свободу любит, играть с домочадцами Александра Васильевича и даже кошкой. На калитке у дома Выдровых — угрожающая надпись «Злая собака». Но злая она только для чужих. А для хозяина — верный товарищ.

«Ни один кинолог не покусанным не остается. И меня кусали неоднократно. Но я не жалею, что всю жизнь работал с собаками, ведь это — лучший друг для человека, а для милиционера еще и правая рука» — подытоживает кинолог с 29-летним стажем.

Александр Васильевич родился 1-го января 1952-го года в д. Клин Шкловского района. В 1970-м окончил Забродскую среднюю школу. С ноября 1970-го — на службе в армии, был инструктором служебных собак в/ч 2134.

Службу в органах внутренних дел начал с должности проводника служебных собак Климовичского РОВД (в марте 1973-го). В 1974-м переведен в Ленинский РОВД Могилева, где работал младшим инспектором-кинологом. В 1977-м окончил Могилевскую специальную среднюю школу транспортной милиции МВД СССР. С ноября 1981-го возглавлял питомник служебных собак, а также был старшим инспектором-кинологом УВД Могилевского облисполкома.

Окончил Минскую высшую школу МВД СССР.

Подразделением, в котором готовили служебных собак, руководил на протяжении 20-ти лет вплоть до выхода на заслуженный отдых в феврале 2002-го года. За годы службы прошел путь от старшего сержанта до подполковника.

Имеет ряд наград: медали «За безупречную службу» I, II и III степени, нагрудный знак «Отличник милиции».

Юлия Холомеева, фото автора и из домашнего архива Александра Выдрова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here