Оглянись: счастье может быть рядом 

Блюдце звякнуло, и чай выплеснулся на скатерть. Саша покраснел и попытался промокнуть салфеткой коричневую лужицу. Только хуже сделал — пятно расползлось. Алина ухмыльнулась и мстительно подумала, что так ему и надо. Нечего было являться без приглашения, тут его никто не ждал. Словно назло ее мыслям, бабушка ободряюще улыбнулась Саше, а мама кинулась на кухню за полотенцем, приговаривая: «Ничего страшного, сейчас все уберем». Предательницы!

Рождена быть принцессой 

Вот уже три месяца Саша пытался ухаживать за Алиной, не обращая внимания на ее холодность. А сегодня вообще заявился в гости с тортиком. Какая наглость! Зато маме с бабушкой кавалер понравился, она это сразу поняла. Вон как щебечут, развлекая его беседой, бабушка даже семейный альбом с фотографиями принесла. Алине надоело смотреть на эту идиллию, она встала и ушла в свою комнату.
На самом деле Саша не так уж и плох… Но слишком обыкновенным и скучным казался он Алине, а она всегда была уверена, что рождена стать принцессой из сказки, а не домохозяйкой из серой реальности.
Алина подошла к зеркалу и улыбнулась своему отражению. Ей нужен успешный и состоятельный бизнесмен, который умеет с шиком носить кашемировые пальто и покупает только итальянские туфли ручной работы….Она без труда привела Германа в ЗАГС. Вскоре родилась дочка Оля. Саша поздравил с рождением дочери — передал через маму букет цветов и плюшевого зайца. Алина благополучно выбросила бывшего кавалера из головы. В конце концов, она замужем за достойным мужчиной и у нее прекрасная семья — мечта сбылась!

Роль атрибутов 

Пять лет ей понадобилось, чтобы признать — никакой семьи нет. Герман почти не замечал жену с дочкой. Казалось, они выполняли роль необходимых атрибутов в жизни бизнесмена. Когда было надо, он демонстрировал их партнерам и журналистам, а дома неделями не интересовался Олей, не говоря уже об Алине. Когда она уличила мужа в измене, собрала вещи и ушла с дочкой из дома.

Герман не возражал, и даже без лишних слов купил для жены и дочери небольшую квартиру. Они так легко расстались, словно не было у них семьи все эти годы, а была игра в «дочки-матери».
Мама приняла известие о разводе без причитаний и упреков, будто ждала такого финала.

— Саша звонил… — сказала она однажды. Алина отмахнулась. Как же мама не может понять простую вещь — Саша ей не нужен, она мечтает совсем о другом. И верит, что все еще сбудется. Развод — не конец жизни, теперь она будет умнее и не ошибется в выборе.

В плену иллюзий 

Олега она встретила на дружеской вечеринке. Он попал туда случайно, но Алина была уверена — судьба привела. Импозантный, холеный, он сразу завладел вниманием компании. Олег заметно отличался от остальных мужчин, в нем чувствовались сила и уверенность в собственной исключительности. Он носил дорогие вещи с изяществом аристократа, не кичился деньгами, но любой с первого взгляда определил бы в нем человека успешного.
Алина влюбилась сразу и бесповоротно. Их роман развивался стремительно и только недовольство родных опускало с небес на землю.- Не возьмет он тебя замуж, — ворчала бабушка.
— Когда про Оленьку ему расскажешь? — приставала мама.
Алина отмахивалась, но в душе чувствовала тревогу — Олег никогда не говорил о совместном будущем. Домой он тоже не приглашал. Но главное, он пока не знал про дочку, а рассказать Алина боялась. Не напрасно боялась, как выяснилось.
Гром грянул совсем скоро. Оля приболела, Алина вынуждена была отказаться от очередного свидания с Олегом и честно рассказала о дочери. Мужчина спокойно выслушал признание, и Алина выдохнула с облегчением.

Но на следующий день Олег отменил свидание, сославшись на занятость. Алина надеялась, что ей только почудилась холодность в его голосе. Еще несколько дней она ждала звонка. Иллюзии рухнули, когда позвонила подружка и сообщила, что Олег встречается с другой…

Неказистый поклонник 

Постепенно боль утихла, и Алина вернулась к нормальной жизни. Приходил Саша, приносил цветы и что-нибудь к чаю, но она не хотела его видеть. Он уходил. А наутро снова караулил под дверью, молча ждал. Наивный! Алина снова верила в свою мечту, в которой для Саши не было места. Мама и бабушка уговаривали быть с ним помягче, но Алина только злилась.

— У меня мечта! Как он не понимает?!
— У него тоже мечта, — возражала мама. — Посмотрим, чья сильнее…
Саша изменился — повзрослел, возмужал. Но все равно оставался прежним недотепой, неказистым и нелепым поклонником, от которого практически невозможно было избавиться.
…Однажды ночью Оля проснулась с плачем. Она была такая горячая, что Алина испугалась. Заметалась по квартире, не зная, что делать, как сбить температуру. И мамы с бабушкой в городе не было — уехали в санаторий.

Пришлось вызывать «скорую». Приехавший врач сделал Оле укол и оставил кучу рецептов. Утром Алина попросила соседку присмотреть за дочкой, а сама побежала в аптеку. Хорошо бы еще успеть на рынок, купить клюквы и фруктов…
— Алина! Куда летишь? — послышался знакомый голос.
Сашка…
— Дочка заболела.
Она показала пачку рецептов, зажатую в руке, и больше ничего не успела добавить.
— Иди к ребенку, я скоро.

Чья мечта сильнее 

Через полчаса раздался звонок в дверь. Саша был спокоен и молчалив. Сквозь пелену слез Алина наблюдала, как он несет на кухню пакет с фруктами, потом моет руки и переодевается в белый халат, вынутый из докторского саквояжа. Сосредоточенный, строгий, ни одного лишнего движения…

Две ночи он не отходил от постели Оленьки. Поил лекарствами, делал компрессы, кормил бульоном… Оля не выпускала его руку, поэтому Саша дремал тут же, в кресле, а наутро бежал на работу. Откуда только силы брал?

На четвертую ночь Оля, наконец, крепко заснула. Саша с красными от недосыпания глазами вышел из спальни. У Алины защемило сердце… Она подошла ближе, положила руки на его плечи.
— Чай будешь? — спросила тихо.

Он не ответил. Замер, словно боялся спугнуть нечто хрупкое, что возникло между ними в то мгновение.
Алина разглядывала своего вечного поклонника и ждала, когда вернется привычное чувство раздражения. Но сегодня все изменилось. Кончиками пальцев она дотронулась до его небритой щеки, и ее захлестнула волна нежности. Сашка…

— Любимая… — шепнул он и сжал ее в объятиях, зарывшись лицом в волосы.

Алина подалась навстречу, обняла покрепче. Впервые в жизни она чувствовала себя по-настоящему защищенной, в полной безопасности, и хотела, чтобы так было всегда. В зеркале поймала свое отражение — те же волосы, глаза и губы. Внешне прежняя, а внутри другая. Нет больше глупой принцессы с пустыми мечтами, есть любящая женщина и мать, для которой самое главное — благополучие ее близких.
— Я мечтал об этой минуте все эти годы, — сказал Саша.
Алина счастливо вздохнула и подумала, как ей повезло, что его мечта оказалась сильнее.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Belarusian BE English EN Russian RU