Наталья Хортова: подросток — лодка на середине реки

Наталья Хортова, психолог, автор проектов «Школа психологии «Инсайт»:
«Подросток — лодка на середине реки»

Профилактика суицидов — это работа с кризисом. А кризисная психология — не одномоментна. Потому что вроде бы сегодня все хорошо, а случилась какая-то ситуация — и все полетело в тартарары. На то, чтобы вовремя подхватить падающего, и направлена работа психологов, психотерапевтов и психиатров. Для психолога Натальи Хортовой помощь проблемным подросткам — одна из важных составляющих работы. После ее консультаций и дети, и родители начинают отчетливо видеть горящее зеленым светом слово «выход», а это всегда дорогого стоит.

 

— Какие причины подталкивают юных людей, для которых естественно воспринимать жизнь как подарок судьбы, к уходу из нее?

— Подростковый период достаточно большой — с 11 до 18 лет и разделен на несколько периодов. Есть даже авторы, которые продлевают этот возраст до 23 лет. Поэтому, с одной стороны, некоторые взрослые относятся к подростку как ко взрослому. А с другой, он еще не готов видеть себя взрослым.

Если рассуждать метафорично, то подросток — как лодка, которая плывет по середине реки. С одной стороны — берег взрослости, а с другой — берег детства. И волнами ее прибивает то к одной, то к другой стороне, и часто вообще непонятно, что с ней происходит. Общество предъявляет к нему какие-то требования, а он сам себя не знает. Это один из ключевых моментов, почему подростки совершают суицид. Потому что они не знают себя.

Каковы же задачи этого возраста? Понять, кто же я, какой же я, на что я способен?

Какой смысл жизни? Какие у меня способности? Для чего я появился на свет? Что я могу дать миру? Вот такой сумбур у подростка в голове. И, конечно же, это вопросы жизни и смерти. Что такое для меня смерть? Что я про нее знаю? Какая она? Иногда подростки из интереса, какие же их пределы, — а смогу ли я, например, стоять на крыше высотки и смотреть вниз? — совершают суицид.

Есть такая субкультура — готы, которые очень романтизируют смерть. Я всегда спрашиваю подростка, представляет ли он, что значит, к примеру, повеситься? И рассказываю про все неприятные физиологические реакции, которые при этом происходят. Говорю о смерти совершенно с иной стороны — не романтичной, а естественной и антиэстетичной.

— Можно ли достучаться до родителей?

— Любая попытка суицида — это способ что-то рассказать. Но рассказать не словами, а действиями. Подростки не всегда умеют говорить словами. А действие — эффективное, быстрое, импульсивное — это то, на что они способны. Поэтому очень важно, чтобы у родителей был доверительный контакт с ребенком. Чтобы они слышали и понимали его.

Да, с подростком непросто. Но родителям нужно этот период пережить. Пережить отвержение, протест против правил, что он будет отстаивать свои границы в виде закрытых дверей и разного рода объявлений на дверях. И, в принципе, он заявляет о норме, потому что становится взрослым, у него появляются свое пространство и свои границы, и он это защищает. И родителям важно это понять и принять.

Что заходить в комнату без стука — недопустимо. Что кормить его тем, что он не любит, тоже недопустимо. Что важно выходить на какой-то диалог, не попрекать его тем, что он живет на вашей территории и за ваши средства. Поддерживайте его интересы без осуждения и обесценивания. Часто человек отдает миру то, что у него внутри.

А это может быть и бессмысленный с точки зрения родителей рэп, и ненормативная лексика, и многое другое. Но таким образом ребенок лечится, как бы странно это ни звучало. И если он выбирает такой способ, у него просто нет другого. И проблему он видит в виде туннеля, из которого нет выхода. И мир у него категорично черно-белый, без полутонов. Отсюда и болезненные реакции на любую проблему.

Я всегда говорю родителям о том, что очень важно защищать своего ребенка, даже если он ведет себя не очень хорошо. Семья первична. Она дает ребенку пути решения проблемы. Если решать проблему открыто, с применением различных способов, то подросток тоже обучается этому. Когда ко мне приходит проблемная семья, имеющая парасуицид у подростка, я всегда включаю в работу и взрослых. Я им рассказываю про их ребенка, про то, как с ним взаимодействовать.

Если подросток зашел к вам в комнату, покрутился возле вас, наверняка он хочет вам что-то сказать. Отложите все дела. Если он пришел к вам, то, наверное, что-то произошло. Спросите, что его тревожит, понаблюдайте за ним. Будьте заботливы, бережны и внимательны.

Подростку нужно говорить о том, что, несмотря на ссоры и размолвки, его любят. «Ты меня можешь не слышать, но я всегда оставляю открытой дверь». И для подростка это шанс, когда он попадет в туннельное восприятие ситуации, прийти к близким и выплеснуть боль, гнев и злость. Возможно, это станет для него шансом.

— С кем чаще всего приходится работать?

— Суициды чаще совершают юноши, но на терапию чаще приходят девушки. Лет 15-16, чаще с демонстративным парасуицидом. Как правило, под этим всем есть депрессия, спровоцированная либо ссорой с родителями, либо конфликтом со сверстниками. Это может быть бесконечный буллинг в ситуации, когда этого не видят учителя, либо не хотят в это включаться. Подросток не может прийти к родителям, потому что боится наказания. И тогда он совершает некое действие, которое заставляет задуматься всех окружающих о том, что с ним происходит. Это послание, которое он пытается донести таким образом. Как правило, он не хочет умереть. Но это не игра — все серьезно. Пусть подумают, что я очень ценен и важен для них.

Психика подростка нестабильна, и, в силу ее особенностей, у него некритично восприятие действительности. Поэтому очень важно, чтобы рядом находился кто-то более взрослый, умный, зрелый… Тот, кому хотя бы можно намекнуть о том, что происходит.

Очень часто мы размышляем с подростками, слабость это или сила — совершить такой поступок. И я всегда говорю, что это — одноразовый поступок. А жизнь — это ежедневные поступки. И, наверное, это слабость, а сила в том, чтобы жить. Чтобы каждый раз принимать какие-то решения и выживать. Ведь ты же для чего-то пришел в этот мир. И ты всегда кому-то нужен. Просто посмотри вокруг, оглянись и увидишь…

Я тебе доверяю

Когда на сердце тяжесть и хочется кричать «SOS», а рядом нет родственной души, которая способна выслушать и понять, можно и нужно звонить по этому номеру.
Телефон доверия Могилевской областной психиатрической больницы включен уже больше десяти лет. Обслуживают его семь профессиональных психологов, которые, сменяя друг друга, работают и днем, и ночью, и в будни, и в праздники, потому что скорая психологическая помощь важна не меньше, чем обычная…

Психолог Ирина Барановская говорит, что в сутки ей и ее коллегам приходится принимать не меньше 15 звонков. В основном звонят отчаявшиеся взрослые. Часто — родители, с вопросами о том, как вести себя с проблемными детьми. И реже — сами дети. Главные вопросы — конфликты родителей и детей, и неразделенная любовь.
Очень важно, чтобы была возможность высказаться. Рассказывая о своей беде, человек сбрасывает вовне часть боли и негатива, которые у него накопились, и ему становится легче.

Конечно, тяжелее всего специалистам приходится, когда звонит подросток и говорит, что собирается покончить жизнь самоубийством. В таких случаях важно удерживать его на линии как можно дольше. И не отпускать до того момента, пока он не примет решение в пользу жизни. Или хотя бы не даст обещание не делать этого «здесь и сейчас». Узнать, есть ли в его жизни люди, с которыми он может поделиться наболевшим.

Поговорить о том, чем он будет заниматься через час, завтра, с кем будет проводить время. Важно найти тот фактор, который может его удержать в жизни. То, к чему человек привязан. Это могут быть родители, друзья, кошка… И попытаться уговорить его, чтобы пришел на очную консультацию. Ведь уже сам факт того, что он позвонил, говорит о том, что он ищет ту зацепку, благодаря которой можно остаться в этой жизни.

С каждым таким звонком специалист сдает экзамен на профессиональное соответствие. Потому что понимает: в этот момент он несет ответственность за жизнь другого человека. И фактически становится альпинистом, чтобы из последних сил удержать на весу сорвавшегося напарника…

Александра Пронькина

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Belarusian BE English EN Russian RU