Славу тебе поем, Могилев!

Перед взором возникает на седом кургане многовековой город, величаво плывет прекрасный Днепр, над ним летят облака к площади Славы — и вырисовывается над ратушей облик святого Георгия Конисского … — такие небесные картины рисует воображение, когда звучит гимн Могилева. Могилев приобрел свой гимн 23 июня 2006 года решением городского Совета депутатов. Как раз в эти дни гимну Могилева исполнилось 10 лет. Первый знаковый юбилей первыми в городе отметили журналисты «Вестника», пригласив в редакцию газеты его создателей: поэта Александра Шлеенкова и автора музыки Николая Яцкова.

01072016_avtori_001

Николай Адамович Яцков внушает заслуженное почтение к себе: он наш знаменитый земляк, поэт и композитор, песни которого вошли в репертуар заслуженных артистов Республики Беларусь Нелли Богуславской, Надежды Микулич, Николая Скорикова и других. Председатель Могилевского областного союза писателей, он преисполнен достоинства, как зажиточный шляхтич. И Брыли кажутся его родовым фольварком. С 1981 года Яцков директор сельского клуба. Попал по распределению после Минского института культуры и свою работу воспринимает как духовную миссию.

Александр Павлович Шлеенков с виду очень серьезный. Статус обязывает: он автор таких известных горожанам песен, как «Бессмертный батальон» о знаменитом капитане Владимирове, «З нараджэннем, Магiлёў!», «Родны край», «Это футбол» и других. Этот убеленный сединами «технарь» поражает молодым блеском глаз и семнадцатилетней крылатостью, увлеченностью историей, охотой «рыться в хронологической пыли».

— Прошло 10 лет… Какие важные события произошли в вашей жизни за это время?

Яцков Н.А.:

— Сакральное событие для всех горожан — это строительство ратуши. Вижу в этом Божий промысел. Потому что отказывали очень долго. Писали петиции, собирали подписи — и благие начинания никак не приводили к результату. И вдруг долгожданное решение о закладке дома на старом фундаменте, повторившего точь-в-точь прежнее историческое здание. И вот интересная закономерность: доминанта Советской площади сразу переместилась от «Бегущей женщины» — к символу независимости горожан. Ты идешь мимо ратуши — и просыпается осознание того, что ты гражданин вольного города… В Могилеве в составе ВКЛ рабского порядка не было, в отличие от России. Это был европейский город.

Когда в середине 90-х годов мы со Шлеенковым писали «Песню пра Магілёў», ратуша еще не была воссоздана. И сегодня я бы предложил внести небольшое, но существенное изменение в текст гимна: вместо слов «любы горад зямлi беларускай» петь «вольны горад». Так будет правильнее.

А третье важное событие пока не произошло… Если мы почитаем рассказ Валерия Казакова «Пора-пора», основанный на реальных исторических событиях, то найдем такие сведения: во время восстания 1661 года свободолюбивая шляхта вырезала гарнизон российских стрельцов — и все они похоронены без всякого отпевания в районе Самусевой горы — это сегодня Орджоникидзе, бывшая Костерня… Поэтому и такое название… И, по версии Казакова, патриарх Никон проклял Могилев. И это не снято до сих пор… Значит, надо просить патриарха Московского провести с архиереями службу и снять стародавнее проклятие… А на месте захоронения стрельцов установить или часовню, или поклонный крест. Надеюсь, это событие сбудется и произойдет…

— Александр Павлович, а что вы записали в памятную книгу своей жизни?

— Я — человек тоже с тягой к истории — стремился отразить в тексте и благословенное присутствие святителя Георгия Конисского, архиепископа Могилевского… И захваты «шматлiкiх чужынцаў»… Сам я родом из Быховского района, в годы учебы в Могилеве часто проезжал мимо Буйничского поля — и мне всегда хотелось больше узнать о героической обороне…

Важным событием для меня стала возможность побывать на Бородинском поле… Набегал больше 20 километров за день и посмотрел около 60-ти памятников. Большое впечатление произвели Багратионовы флеши — три земляных укрепления с бойницами для пушек. При их защите был смертельно ранен ядром Багратион. Он просил Кутузова не сдавать Москву. И всему окружению приказали скрывать от героя горькую правду. Но приехавший фельдъегерь проговорился о пожаре в захваченной французами столице. Взволнованный Багратион вскочил на раненую ногу — и открылось кровотечение… И он скончался. Такой патриотизм впечатляет.

Яцков Н.А.:

— Я хочу продолжить тему белорусского патриотизма, затронутую Шлеенковым… Мне нравится, как русские агрессивно несут свое самосознание: «Я русский!»
Я считаю: белорусы не должны быть такими «затуканными» и «забитыми» в этом плане. Надо с такой же «годнасцю» заявлять: «Мы — беларусы! У нас за плячыма багатая шматвяковая гiсторыя!»

Мое убеждение: патриотизм не должен быть абстрактным.

Очень важно знать свои истоки. И мое страстное увлечение: я помогаю находить односельчанам в Брылях свои корни, зачастую шляхетские. Особенно много «польских», а по сути старобелорусских фамилий в соседней деревне Каменке. Эти родовитые жители: Волк-Карачевские, Радишевские, Ковзаны, Кастрицы… — держатся обособленно, дают детям высшее образование и на брылевских, как правило, не женятся. Роду Грушецких оказалось более 600 лет: он берет начало от Грюнвальдской битвы. Возле короля Ягайло стоял хорунжий Матей — и он подхватил из рук убитого знаменосца начавшее падать знамя и не выпускал до конца баталии. За этот подвиг был пожалован гербом и селами под названием Большие и Малые Грушки — отсюда фамилия Грушецкие.

И надо было видеть, с какой гордостью вся семья рассматривала свое «радавое дрэва». У них все в роду ходят с прямой спиной и никогда не пригибаются. Это признак шляхетства.

— На ваш взгляд, авторов белорусскоязычного гимна о Могилеве, есть ли будущее у нашай мовы?

— Дети в деревне не так оторваны от родной земли, как дети в городе. Обратите внимание: все наши аксакалы-писатели — выходцы из сельских школ «з беларускамоўным навучаннем». Как литератор я убежден: наша мова не умирает — она сохранила себя в чистоте и неприкосновенности. Сегодня многие молодые поэты и писатели начинают творить на русском языке, но генетика берет свое: белорусы переходят на родную мову. Я отразил это возвращение в своем стихотворении: «Аднойчы рускiх слоў мне не хапiла — i мова беларуская тады мяне неўтаймавана падхапiла, панесла i праз лес, i праз гады…» По статистике, в Школу молодого писателя поступает 75 процентов русскоязычных авторов — на выходе те же 75 процентов, но уже белорусскоязычных!

И еще в тему: моя внучка родилась и живет в Англии, но первое слово, которое она произнесла, было «тата». Как говорится, гены пальцем не задавишь.

— Есть такой образ в поэзии — лодка, опрокинутая на берегу. И здесь важно оказаться в своей стихии — и поплыть. Николай Адамович, что в вашей жизни стало тем самым толчком от берега?

— Распределение в Брыли, где родились мои дети. Я ведь родом из Могилева — мое детство прошло на Менжинке с оврагом… И моя альма-матер — одиннадцатая школа…Когда там бываю, сердце трепетно стучит. Со временем я открыл для себя и такие города, как Полоцк с его поразительно светлой силой земли, вечно живая и никогда не спящая Прага, потрясающий воображение Краков, мощный имперский Лондон…

— Александр Павлович, вам никогда не хотелось переехать в большие города?

— Мне тяжело долго находиться в больших городах. Я всегда хочу сесть на поезд — и рвануть домой. Надо хорошо относиться к месту, где ты живешь… Мои любимые места — это район Фатина: мы получили там свою первую квартиру, и я часто гулял с маленькой дочкой по берегу Днепра.

— Автор текста гимна Александр Шлеенков пожелал родному городу: «Над табою няхай ззяе толькi шчаслiвая зорка!» А что хотел бы пожелать композитор Николай Яцков?

— Как директор Дома культуры и в Год культуры пожелал бы культуры!

Я восхищаюсь нашими могилевскими подвижниками, которые достойно исполняют миссию, возложенную на них судьбой. Смотрите, как увлеченно работает директор библиотеки имени Карла Маркса — Галина Ивановна Кравченко! Она очень креативная, стремительная, вдохновляет свой прекрасный коллектив. Самое главное — все надо делать с душой. Культура — это тот самый фундамент, без которого ничего не построишь, именно культура лежит в основе каждой нации.

Вот такие они — авторы гимна о Могилеве — патриоты, готовые с упоением говорить и о «днях минувшей старины», и о генеалогическом древе, и о вере в счастливую звезду города под покровительством святого. Только надо снять проклятие Никона. Одни ругают гимн за простоту. Другие возражают: простота есть необходимое условие прекрасного. Гимн должен легко запоминаться. Как гимн Италии, в котором очень часто повторяется слово Италия. Вот и в беседе авторы говорили без всякого пафоса. Но взяли самую высокую ноту.


Виктор Шориков, мэр Могилева с 2002 по 2009 годы:

— Идея гимна возникла в связи с атрибутикой, необходимой для ратуши. С трудом мы утвердили в Минске герб с красной «Погоней». Было также знамя — и оставалось найти только гимн Могилева.

Это не было келейным решением. Он принимался на конкурсной основе. Гимн звучал на официальных мероприятиях горисполкома и Совета депутатов. По традиции, парламентарии в начале заседания пели местный гимн.

До конкурса у меня был прием — первый белорусский боксер, получивший право выступать на Олимпийских играх в Атланте, чемпион Мезга подошел ко мне с диском. Очень позитивный человек, он хотел сделать подарок родному городу. Анатолий Шпильков, работающий на «Радио «Могилев», предложил ему записать «Песню о Могилеве». И он сделал студийную запись с «Веселыми нотками». В моем кабинете мы включили диск — и я услышал эти слова: «Над табою няхай ззяе толькі шчаслівая зорка, А праспекты заўжды асвятляюць усмешкі дзяўчат…» Дело в том, что я люблю не только Могилев, но и его жителей, и особенно — жительниц! Поэтому я сказал: «Вот оно! Это то, что я давно искал!» И колесо закрутилось.

Мне нравится простота этого гимна. Гимн — это не обязательно воинственная экспрессивная «Марсельеза» французской революции. Гимн отражает характер народа — и по тексту Шлеенкова и музыке Яцкова можно сказать, что могилевчане сами красивые и любят красоту. Они спокойные и рассудительные, как днепровская плынь. Считаю неправильным такой образ могилевчанина, как «пан сахі і касы». В здании ратуши мы представили горожанина как европейского жителя.

Идею местного гимна на белорусском языке подхватил и Витебск — у них после конкурса появился очень сложный и по музыке, и по стихам гимн: там и княгиня Ольга, и Александр Невский… Этот гимн тоже вызвал неоднозначную оценку.

Хотелось бы, чтобы замечательная команда профессионалов на «Радио «Могилев» начинала утренний эфир с гимна Могилева. И тогда могилевчане знали бы свой местный гимн. И городские мероприятия надо начинать с его исполнения.

Гімн Магілёва

Сл. А.Шлеянкова
Муз. М.Яцкова

Ты стаіш шмат вякоў ля сівога кургана Машэкі,
А аблічча тваё застаецца заўжды маладым.
Расцвітай, Магілёў, любы горад маёй Беларусі,
Хай тваю прыгажосць нясе людзям
дняпроўская плынь.

Не скарылі цябе рабаванні шматлікіх чужынцаў,
Захінае твой лёс наш Георгій Каніскі святы.
Расцвітай, Магілёў, любы горад маёй Беларусі,
Хай тваю прыгажосць нясе людзям
дняпроўская плынь.

Над табою заўжды ззяе толькі шчаслівая зорка,
І люляе цябе слова чыстае Божай хвалы.
Расцвітай, Магілёў, любы горад маёй Беларусі,
Хай тваю прыгажосць нясе людзям
дняпроўская плынь.

Ты жыві, Магілёў, любы горад зямлі беларускай,
Хай тваю прыгажосць нясе людзям
дняпроўская плынь.

Елена Максимова, фото Екатерины Льдовой

7 КОММЕНТАРИИ

  1. «Ах, Таня, Таня, Танечка!» — есть такая веселая песенка в новогоднем фильме «Карнавальная ночь» Эльдара Рязанова. Спасибо Вам,очаровательная гостья, за этот позитивный и доброжелательный отзыв, воодушевляющий на трудовые подвиги. Александр Павлович Шлеенков и Николай Адамович Яцков и вправду очень интересные собеседники, влюбленные в «белорускость» и побуждающие интересоваться своими авторами и историей. Под влиянием беседы с ними начала читать «Каласы пад сярпом» В.Короткевича. Дочитала до встречи на балу … — и Вам, Танечка, Встречи на балу этим грозовым летом! Не забывайте про мой блог ненастной осенью! Загляните и осветите его, как летнее солнышко!

  2. Очень интересная и познавательная статья, спасибо автору! Наши земляки — удивительно талантливые люди. Понравилась идея насчет исполнения гимна города по радио Могилев, ибо не думаю, что все могилевчане с ним знакомы. Такие вещи и нужно популяризовать.

  3. Недавно прочитала статью «Надежно ли спрятана ваша душа?»: «…как надежно спрятана ваша Душа? Давно ли вы проверяли крепость замков и взломостойкость дверей в ее усыпальнице? Ведь самое сокровенное должно быть надежно защищено от посягательств кого бы то ни было, не так ли? Не думаете ли вы, что спрятав, вы похоронили свою Душу навсегда? И себя вместе с ней…Скажите, о чем вы мечтали в детстве? Какие радужные планы составляли, представляя в фантазиях себя героями, великими путешественниками, художниками, врачами. Наше наивное желание было настолько живо, настолько образно и душевно, что усомниться в его искренности вряд ли кто бы посмел. Мы хотели БЫТЬ!..»
    Елена, Вы разбудили мою душу, мои воспоминания, мои запахи детства…Мне лет 10-12, осенние каникулы, деревенский дом, живы мои прадед и прабабушка. Раннее утро, я лежу в кровати и смотрю на соседскую жестяную, красную крышу — по ней я определяла идет ли дождь на улице. Прабабка гремит ухватами у печки, перешептывается с прадедом (надо сказать, что эти перешептывания всегда заканчивались перебранкой. Дело в том, что дед был глуховат, он хотел расслышать, что говорит прабабка, а прабабка из вредности говорила еще тише, ну и естественно дед начинал злиться, и бабка уже громко говорила: «Лодя! Ты глухi, як палка!». Лодя (Владимир) говорил:»Тудыт твою!» и громко хлопал дверью, выходя в сенцы. Это был каждодневный ритуал их утренней беседы). И вот, когда на улице шел дождь (я по крыше определила, скаты ее были темно-вишневые и блестящие) мы с моим лучшим другом, двоюродным братом, с которым вместе проводили все каникулы, забирались на печь с тетрадями, в которых мы писали приключенческий роман или с альбомами для рисования и творили (Печь! Вот где были запахи! очень остро пахло луком — вязанки в капроновых чулках гроздьями свисали с палки, пахло овчиной — стриженная овечья шерсть покоилась в мешках, а овчинный добротный тулуп висел прямо у нас под носом). Однажды натворили))) Мой брат, озорной, бесстрашный, где-то несколько циничный, решил, видимо, развлечься, — дождь идет, скучно, — снял добротный, бежевый, овчинный тулуп и стал рисовать прямо на плечах, а так как художник он был талантливый, то логотип фирмы «Монтана» с их колоритным орлом получился, как оригинальный! Нарисовал и повесил. Бабка обнаружила, только к весне, что кожушок-то фирменный, следовательно, всю зиму она проходила с орлом на плечах. Влетело нам по первое число)) Сколько таких бесстрашных, смешных историй связано именно с детством. И воспоминания, и запахи, и звуки: скошенная трава, деревенское стадо коров, гул комбайнов на пшеничном поле, лязгянье колодезного ведра, крапива в старом саду, дедова самокрутка, бабкины особенные блины из печи!
    Сейчас мне особенно дороги эти воспоминания. Душа согрелась. Я как будто снова побыла в своем детстве.
    Елена, делитесь своими воспоминаниями. Согрейте душу.

  4. «О, рассмейтесь, смехачи! О, засмейтесь, смехачи! Что смеются смехами, что смеянствуют смеяльно, О, засмейтесь усмеяльно!» Да, Зима-Зима, умеете Вы высекать хохот! Мой любимый Чехов утверждал: «Не понимает человек шутки — пиши пропало. И знаете, это уже ненастоящий ум, будь человек хоть семи пядей во лбу». Вас можно поздравить: Вы женственная обладательница мужского интеллекта, блистательного остроумия! Антон Павлович писал своему редактору: «За то, что вы поместили мой портрет и тем способствовали к прославлению имени моего, дарю вам пять пучков редиски из собственного парника». Отцвела уж давно редиска в саду… Но любовь моя к Вам, преданный читатель моего блога, все живет! Чем же мне вас наградить? Может, угостить Вас прекрасной патриотической историей от Бродова Павла Тимофеевича? Итак, расставим кремовые чашки на столе… Кофе? Чай? Черный? Ну, слушайте же: «Татаро-монгольский хан отправил на время сына в Европу, и тот решил там остаться навсегда. Европа — это вам не Монголия, кумыс, кобыла и степь… Женщины, духи, танцы — зажиманцы… — это не кобыла, кумыс. Не хочет возвращаться ни за какие коврижки! Как его завлечь домой? И мудрый хан посоветовал взять охапку ковыля и дать ему понюхать. Бах, прискакали степные всадники и положили ему на стол душистый ковыль. Вдохнул он родной запах, вскочил на коня и рванул домой! Запах детства позвал его за собой…» И дальше Павел Тимофеевич признался: вот и я так кусну грушу — и пошло мое детство, босоногое и голодное… Надеюсь, Зима, Вам понравилось мое угощение. Воспользуюсь моментом и передам, как Чехов, благодарность и привет своему редактору — Василию Степановичу Новичонку! Как же так, дорогой редактор? Международный день тортов, 20 июня, прошел впустую… Или Вы, как и уважаемые авторы гимна — Александр Павлович и Николай Адамович, признаёте только бульбачку, сало и «белорусское виски»?
    Спасибо Вам, дорогая моя Зима, за Ваш веселый ответ и повод для общения. Жить здорово! Если у тебя есть чувство юмора, не позволяющее воспринимать себя на «Вы», слишком пафосно и серьезно. Ваша тетенька в очках Шурика из комедии Гайдая.

  5. Я стройная девушка, распахивающая по утру окно настежь, делающая наклоны в стороны: раз-два, раз-два, поющая «Ты жыві, Магілёў, любы горад зямлі беларускай…», — шествующие мимо моих окон горожане, запрокидывают голову вверх, некоторые просто столбенеют, все, как в фильме «Приходите завтра!»-, как Фрося Бурлакова! Я тоже выполняю свои обещания!
    Спасибо, дорогая Елена Максимова, за живое дополнение к статье. Я хохотала).

  6. «Боже мой! Какой текст, какие слова! Замечательно! Поразительно! Гениально! Слушайте, я не узнаю вас в гриме! Кто вы такой? Боже мой! Кеша!» Очень жаль, что вам не понравился мой серьезный образ учителя, поющего славу Могилеву. И что теперь делать с белой блузкой, черной юбкой, бабушкиным бантом и роговыми очками? Неужели выкинуть к чертовой матери? Впрочем, ради обещанного Вами я готова! А ведь Николай Адамович Яцков предупреждал: женщины бывают слишком серьезными. А вот мужики — вечные фантазеры, пацаны и сорванцы! Так что наши мэтры — авторы гимна, живее всех живых! Поэтому встреча в редакции проходила под аккомпанемент их мальчишеских выходок и хохота. И вот примеры их аттракционов… Открывается дверь – и величаво вплывает прибывший из Брылей Николай Яцков. И Шлеенков подскакивает с криком:
    -Микола! Меня пытали, но я им ничего не сказал!
    Николай Яцков:
    -Как директор Дома культуры и в Год культуры пожелал бы культуры!
    Шлеенков:
    -Я вдруг вспомнил анекдот советских времен. Звонят в Чехию:
    -Что вы там придумали? Какое Министерство морского флота? У вас же нет морей и океанов!
    -Но у вас же есть Министерство культуры… Так почему у нас не может быть Министерства морского флота?
    А юмор Шорикова Виктора Ивановича — это вообще отдельная тема! Одесский привоз отдыхает…
    Я убедила Вас? Вы начнете утро с гимнастики и гимна? Была такая репродукция в советское время: на фоне солнечного окна стройная девушка делает наклоны в сторону. Раз-два! Откройте окно настежь и сделайте звук погромче: пусть побольше могилевчан узнают свой гимн. А Вы теперь узнали меня? Будем знакомы, дорогая Зима!

  7. Здравствуйте, яркая, самобытная, горящая, Елена Максимова! Я не узнаю Вас, Вы уж извините, в этой статье. Где перец? Все очень приглажено и на Вас не похоже. Мне было скучно читать, как вы вместе с интервьюируемыми пели славу Могилеву. И Николай Адамович Яцков, и Александр Павлович Шлеенков, и Виктор Иванович Шориков очень интересные Личности, я просто уверена, что в их жизненных копилках есть мооооре убойных историй, которыми они могли поделиться с читателем.
    Елена Максимова, ударьте пером по болоту! Со своей стороны обещаю слушать гимн Могилева каждое утро.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Belarusian BE English EN Russian RU