Работать с глиной — наивысшее счастье

2
179

Международный пленэр по керамике «АРТ-Жыжаль» проводится в Бобруйске с 2003 года. Жыжаль, Жыжа — белорусский мифологический бог подземного огня, огня в домашнем очаге, печи. В юбилейном XV пленэре участие принимают 20 художников-керамистов из Беларуси, России, Латвии, Литы, Молдовы, Индии, Франции, США и Украины. Неизменен девиз пленэра: «От традиции к современности через опыт мастерства». Главная тема — флора и фауна города.

Керамисты в этом году расположились на живописной базе отдыха «Вербки» под Бобруйском. Здесь есть все условия для того, чтобы творить: живая красота природы, уединение и, как следствие, вдохновение. Среди вековых сосен, у мерцающей на солнце Березины легко дышится, а в лагере мастеров царит удивительная тишина. Участники живут в маленьких деревянных домиках, обеспечены питанием, а также материалами и оборудованием для формовки изделий.

Идейный вдохновитель «Арт­-Жыжаля» и неизменный его руководитель ­ — бобруйчанин Валерий Колтыгин. О железной дисциплине на «Арт­-Жыжале» слагают легенды. Кредо Колтыгина -­ керамист должен быть не только талантливым, но и самоорганизованным. Говорят даже, что если керамист прошел школу Колтыгина, он попробовал в этой жизни все.

Валерий был одним из первых учеников Анатолия Концуба. уникального художника, благодаря которому в бобруйском художественном училище было организовано отделение художественной керамики. Анатолий Александрович -­ единственный в Беларуси обладатель награды «Золотая кисть», которую он получил на международной выставке в Шанхае.

— Количество керамических пленэров такого уровня и масштаба в мире можно сосчитать по пальцам, ­- делится Анатолий Концуб. — Приезжая к нам, люди отмечают, что здесь есть чему поучиться. Современные художники создают актуальные произведения, используя глубокий пласт народных белорусских традиций.

Технологии изготовления ­- очень сложные, ведь мы достаем работы из очень горячей печи. Бывает, работы ломаются и трескаются. Когда изделия проходят обжиг, бывает, из печи приходится доставать не только свое изделие, а то, что лежит сверху. Самое обидное ­ когда ты повредишь чужую работу, ­- рассказывает Анатолий Александрович.

Пленэр, кроме прочего, это еще и тяжелое физическое испытание. Приходится рубить дрова, проводить обжиги, а чтобы достичь температуры свыше 1000 градусов, необходима интенсивная топка более 8 часов.

— У нас есть традиция: в последний день пленэра, перед отъездом, мы мастерим плот, на который выставляем все неудавшиеся работы. Плот поджигаем и пускаем по реке, ­ рассказывает Анатолий Концуб.

Во время нашего визита в лагерь мастеров готовых изделий еще не было. Большинство прошло только первый обжиг.

Член союза художников Росси Юрий Малыгин приехал из Самары, это его третий визит.

— Я с удовольствием приезжаю поработать в Боборуйск. У художников-­керамистов в мастерских в основном обычные электрические печи. А здесь есть уникальная возможность работать с дровяным обжигом. Мастера ловят неповторимый момент, когда дым проникает сквозь керамику, когда именно в дровяной печи вносятся финальные штрихи в изделие.

Именно на «Арт­-Жыжале» практикуется уникальная белорусская технология «обварной» керамики: при достаточно высокой температуре изделие достается из печи и окунается в «обвару» (мучную болтушку), а затем ­- в воду. Результат может быть самым непредсказуемым.

На дощатых столах возле домиков можно увидеть первые итоги трехнедельного пленэра.
Загадочная работа гостьи из Индии привлекла наше внимание. Женщина представилась именем Сарасвати ­ — это индийское божество, которое отвечает за творчество, познание, мудрость и перфекционизм.

­

— Мое новое имя мне в какой­то степени помогло обосноваться на новом месте. Приехав в Индию, я долго не могла «собраться» и начать работать с керамикой. Я живу в особенном месте -­ это международное поселение под названием Ауровиль (город экспериментов). Там проживают около 2 тысяч человек из 42­х стран. Помимо мечты сосуществовать вне рамок наций и языков их объединяет общая философия -­ интегральная йога. Но мы не секта, мы абсолютно свободные люди, без каких либо религиозных обрядов и обязанностей. Мы растим детей, каждый из нас занимается своей профессией. Примечательно, что в нашем городе на 2 тысячи населения около 20 хороших керамистов.

Сарасвати приехала в Индию из России, она родом с Южного Урала. Там женщина совмещала профессию журналиста и занятие керамикой. Но в Индии реализовала себя как профессиональный керамист. На новой родине вместе с мамой мастер открыла школу для обучения детей керамике.

— С глиной не расстаюсь с 12 лет, увлечение мне передалось от матери. Последнее время замечаю тягу к этому занятию и у своей старшей дочери. Момент, когда работаю с глиной, для меня -­ наивысшее счастье. Я начинаю творить, когда непосредственно соприкасаюсь с материалом. Хотя, конечно, без определенного сценария начинать снимать фильм как­то нелепо…

Об «Арт­-Жыжале» мастер узнала достаточно давно от российских коллег. На этом симпозиуме, как и в Беларуси, она впервые.

— Слышала, что каждый уважающий себя керамист должен пройти «школу Колтыгина». Здесь, в довольно напряженных условиях, мастера многому учатся.

Впечатления от Беларуси, как и от пленэра, -­ самые лучшие. Здесь трудятся уникальные мастера, которые помогают открыть для себя много нового.

На вопрос о том, скучает ли по России, Сарасвати ответила оригинально: «Если Бог по­прежнему будет давать мне возможность хотя бы раз в году выезжать туда, где есть сосны и реки, я буду абсолютно счастлива».

Не могли мы упустить возможность пообщаться и с гостем из США. Брок Аллен приехал из Висконсина, по­русски знает лишь пару слов. Но языковой барьер не влияет на работу: у художников свой язык ­- язык искусства.

Керамиста мы застаем за усердной работой в домике. Он охотно показывает будущие произведения и небольшие наработки. Кажется, он рад каждому, кто может его понять.

— Вот это -­ моя необычная ваза, -­ улыбчиво рассказывает Брок. ­- Здесь, у окна, маленькие тарелочки для васаби, а дальше ­ стаканчики для саке.

Американский керамист узнал об «Арт-­Жыжале» от российских коллег. Признается, что много читал о пленэре в группах на Фэйсбуке. Общение с мастерами со всего мира и многочисленные приглашения побывать в знаменитой «школе Колтыгина» привели художника в Бобруйск.

— Я решился, подал заявку на участие, и меня пригласили. Керамика, в общем, и есть то, чем я занимаюсь на родине. Там я делаю в основном посуду, различные вазы, бутылочки, но иногда бывают и невероятные идеи. В Беларусь я приехал, чтобы испытать на себе все прелести дровяного обжига. Здесь я также пытаюсь воплотить идеи, которые давно мечтал реализовать.

В ноябре Брок планирует посетить симпозиум керамистов в Японии. Признается, что у белорусов, как и у россиян, очень высокий уровень мастерства. Кроме того, гость отмечает наш необычный менталитет и общительность.

— Для меня удивительно, как все мы, художники, уникальны, и в тоже время похожи. Мы живем и трудимся за тысячи километров друг от друга, а собираясь здесь, понимаем друг друга без слов. Побывать среди единомышленников, поучиться их мастерству ­- это невероятный опыт. И я благодарен за то, что мне предоставили такую возможность.

На вопрос, отличается ли наша глина от американской, Брок улыбается:

— В целом, конечно же, отличается. Но я бы не сказал, что она хуже. Глина есть глина. У белорусской немного другая текстура, но ко всему можно приспособиться. Каждый раз, когда я посещаю симпозиумы, я встречаюсь с разной глиной. Она же, по сути, и решает, каким быть будущему произведению.

Керамика бобруйских пленэров своеобразна. Она пропитана аурой коллективной общности, совместного труда и единства стремлений. Единение с природой, вибрации открытого огня в горне -­ все это создает особенное состояние творчества.

Пятнадцатый по счету пленэр керамистов «Арт­-Жыжаль» завершит свою работу 2 августа. В этот день работы участников творческого форума все желающие смогут увидеть на традиционной выставке «Керамика ночи» в Бобруйском художественном музее. Выставки работ пройдут также в Минске и Могилеве.

Анастасия Комкова, фото автора

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Спасибо, Настена-Настенька-Анастасия-Настя, за эту статью о мечте и воплощении. Читала с огромным интересом и чувствовала себя Анной Карениной: хотела тоже просыпаться среди вековых сосен, знакомиться с увлеченными людьми, жить в маленьком домике и быть в полете. Жан Кокто сказал, что из горящей избы забрал бы только одно — огонь! Огонь внутри человека — это, пожалуй, самое ценное…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here